Реклама

Объявления

Александр Блок: начало творчества

В апреле 1905 года двадцатипятилетний Александр Блок, описывая пейзаж, обронил примечательные слова: «Заря из тех, от которых моя душа ведет свою родословную». Слова эти многозначны. В них — воспоминание о юношеской вере поэта в особый, мистический смысл зари, сливавшейся для него воедино с образом возлюбленной:

  • Ты помнишь первую любовь
  • И зори, зори, зори?

Блоковскому детству можно позавидовать. «Музыка старых русских семей» звучала вокруг ребенка, воспитывавшегося в доме известного русского ботаника — Андрея Николаевича Бекетова. «Благоуханная глушь» Шахматова — обычной летней «резиденции» семьи — казалось, прочно отгорожена от всего печального и тревожного, как будущий «соловьиный сад» блоковской поэмы, в который «не доносятся жизни проклятья».

Фея — младенца меня         И венком из розовых роз

Унесла в свой чертог озерной     Украсила кудри мои...— И в туманном плену воспитала...

так рассказывает один из героев драмы и творчества Блока «Роза и Крест» — певец Гаэтан — о своем детстве. Подобно ему и сам Блок, как сказано в его незавершенной поэме «Возмездие»,

...был заботой женщин нежной     Летели годы безмятежно,

От грубой жизни огражден,           Как голубой весенний сон.

Один из первых биографов поэта, Корней Чуковский, знакомясь с материалами о его детстве, поражался тому, «сколько тут бабушек, тетушек, нянюшек». И сама прелесть окрестной природы удваивалась оттого, что многие прогулки Блок совершал вместе с дедом, «отцом русской ботаники», как его порой называли, посвящавшим внука в тайны растительного мира.

Как в сказочном королевстве, ребенок растет в этой профессорско-дворянской семье общим кумиром и баловнем и занимает все большее место на скрижалях фамильной «хроники» — в тетради «Касьян» (сестры Бекетовы, и среди них мать Блока, завели ее, чтобы раз в четыре года — в Касьянов день, 29 февраля,— записывать важнейшие из случившихся событий и гадать о будущем).

«Все вообще его любят и уважают,— растроганно подражают «летописцы» детскому лепету и задаются вопросом: —...Какой будет Сашурочка?»

Впоследствии «Касьян» наивно и благоговейно сохранит нам внешний пунктир блоковской биографии: «ангел прелестный», «Сашурочка» постепенно превратится в «Сашуру», в «Сашу», окончит гимназию, поступит в Петербургский университет, женится и будет на первых порах думать по окончании курса быть учителем русской литературы или служить в публичной библиотеке.

Но вскоре определится истинное его призвание: «Саша стал известным поэтом, издал уже несколько сборников стихов, пишет во многих изданиях» (1908 г.); «Саша очень известный и любимый поэт» (1912 г.).

На записи 1912 года повествование «Касьяна» обрывается, так что он ничего не может поведать нам о «позднем» Блоке. И, конечно же, он оставляет неразгаданным самый процесс превращения «Сашурчки» в великого поэта.

Автор одной из книг о Блоке Ан. Горелов остроумно заметил, что у современных исследователей существует опасность подвести поэта к поэме «Двенадцать» прямиком, строевым шагом.

Блок говорил, что писательские творения — «только внешние результаты подземного роста души». О ходе этого роста можно подчас только догадываться. Это — сложнейшее производное от разнообразнейших жизненных событий и впечатлений, от огромнейших до почти незаметных.

...Все новые и новые картины открывались перед мальчиком, а затем — юношей.

«Пропадая на целые дни — до заката,— напишет он впоследствии в планах поэмы «Возмездие», во многом автобиографической,— он очерчивает все большие и большие круги вокруг родной усадьбы... Он проезжает деревни, сначала — ближние, потом — незнакомые. Молодухи и девки у колодца. Зачерпнула воды, наклонилась, надевает ведра на коромысла, слышит топот коня, заслонилась от солнца, взглянула и засмеялась — блеснули глаза и зубы — и отвернулась, и пошла плавно прочь».

Яркость, почти кинематографическая четкость и подробность этих давних воспоминаний говорят о том, что в юном обитателе шахматовской усадьбы уже тогда пробуждался художник.

Не вошел ли в «родословную» его души и этот, вроде бы мимолетный женский образ, не сделался ли символом еще такой неизвестной, таинственной жизни, родины, России? Недаром в самых знаменитых стихах зрелого Блока не раз возникнет словно бы отблеск тех первоначальных впечатлений:

И вдали, вдали призывно машет Твой узорный, твой цветной рукав. («Осенняя воля»)

И невозможное возможно, Дорога долгая легка, Когда блеснет в дали дорожной Мгновенный взор из-под платка... («Россия»)

Милый и наивный биограф племянника, М. А. Бекетова, просто душно заверяет: «Товарищеская жизнь, общественность и политика не коснулись поэта. Всего этого он чуждался. Природа была ему ближе. По ней он судил отчасти и о грядущих событиях».

Однако в письмах самого Блока встречаются знаменательные признания: «...вид из окна великолепный — зеленый и тихий сад, розы, рябина, липы, сосна. Но нет места, где бы я не прошел без ошибки ночью или с закрытыми глазами. Поэтому иногда хочется нового».

Словно предчувствие желанного и вместе с тем тревожного поворота в собственной судьбе звучит порой и в стихах его этого времени:

  • Погружался я в море клевера,
  • Окруженный сказками пчел.
  • Но ветер, зовущий с севера,
  • Мое детское сердце нашел.

Так в поэзии Блока впервые возникает новый герой — суровый («зовущий с севера»!) и тревожный ветер. В Блоке пробуждалось нечто совершенно иное, позволившее Анне Ахматовой десятки лет спустя создать заостренно парадоксальный образ:

И помнит Рогачевское шоссе1 Разбойный посвист молодого Блока...

Преувеличение, гипербола? Конечно. Но в основе ее — верное отталкивание от образа этакого задумчиво-элегического поэта «не от мира сего», образа, который и сам Блок впоследствии рисовал не без иронии:

И вот — я стал поэт.

Все для школы: темы сочинений, разработки уроков. Изложения и пересказы сюжетов. Конспекты уроков и поурочное планирование. Сценарии, диктанты и контрольные для проведения уроков.

Учебные пособия и тематические ссылки для школьников, студентов и всех, занимающихся самообразованием

Сайт адресован учащимся, учителям, абитуриентам, студентам педвузов. Справочник школьника охватывает все аспекты школьной программы.