Реклама

Объявления

Авторские размышления о причинах смерти Маяковского

Заслуживает упоминания выступление Маяковского 9 апреля 1930 года, т. е. за пять дней до смерти, в Плехановском институте. Маяковский пришел на эту встречу совсем больным. Аудитория встретила его плохо, некоторые крикуны из студентов выступали в оскорбительном тоне по отношению к поэту, на трибуну вылез даже некто пьяный и беззастенчиво лгал на Маяковского... Тем не менее поэт довел до победного конца эту последнюю в его жизни и, может быть, самую драматическую встречу с аудиторией.

На этом же вечере ему показали номер журнала «Печать и революция», откуда (из всего тиража!) был выдран портрет и поздравление Маяковскому в связи с двадцатилетием его творческой деятельности. Это при том, что и выставка, и эта юбилейная дата замалчивались всей остальной печатью, а разнос за «Баню» достиг своего пика. Петля изоляции, отторжения от литературы стягивалась вокруг поэта. В прессе ему внушают, что исписался, а на выступлениях небезобидные остряки спрашивают с ехидцей — когда же он, наконец, застрелится...

Это состояние загнанности, подавленности и растерянности, в котором оказался Маяковский, сказалось и на его отношениях с Вероникой Полонской (новой любовью поэта). Парижская надежде рухнула для него. «Любовная лодка разбилась...» Уязвлено самолюбие (скоро пришла весть, что Татьяна Яковлева вышла замуж). Не оно ли внесло в их отношения с Полонской нервозность? Вокруг не было никого, кроме нее, кто мог бы заполнить образовавшуюся пустоту в сердце. .Непомерная эта тяжесть, выпавшая на долю молодой женщины, пугала ее.

Болезненное состояние еще больше накаляло атмосферу их встреч. Брики в середине февраля уехали в Лондон. Лиля Юрьевна перед отъездом посетила семью Маяковских и пожаловалась матери: «Володя стал невыносим. Я так устала! Мы с Осей решили съездить в Лондон к маме» (мать Л. Ю. Брик работала там в одном советском учреждении).

После отъезда Бриков Полонская стала каждый день бывать на квартире в Гендриковом, ухаживала за больным Владимиром Владимировичем. Размолвки оканчивались согласием, миром, Маяковский внес пай в кооператив на квартиру, это связывалось с планами на будущую совместную жизнь. И все же отношения между ними осложнялись и запутывались, и не только из-за нерешительности Полонской круто изменить жизнь, но и из-за нетерпения, максимализма, нервозности Маяковского. Встречаться приходилось на людях, скрывать близость было уже почти невозможно. Как вспоминает Полонская, Владимир Владимирович вел себя несдержанно: «Часто он не мог владеть собой при посторонних, уводил меня объясняться. Если происходила какая-нибудь ссора, он должен был выяснить все немедленно. Был мрачен, молчалив, нетерпим».

Резкое объяснение произошло 11 апреля. Казалось — конец.

Однако 12 апреля он разыскал Полонскую, новая встреча, новое примирение, компромисс. И встреча накануне гибели— 13 апреля—у Катаева, где собралось человек десять, актеры, писатели. Как заметил Катаев, Маяковский и Полонская обменивались записками, настроение их менялось, переписка их показалась похожей «на смертельную молчаливую дуэль».

Расходились в третьем часу ночи. Маяковский вышел вслед за Полонской и ее мужем, проводил их на Каланчевку. Потом пешком шел к себе, в Тендряков. Не ложась спать, вызвал машину.

Было яркое солнечное утро. В половине девятого заехал за Полонской (в десять тридцать у нее в театре репетиция), привез ее в комнату в Лубянском проезде, где у него был рабочий кабинет. Здесь произошло последнее бурное объяснение. Маяковский потребовал, чтобы Вероника с этой же минуты осталась с ним, немедленно бросила театр. Полонская ответила, что любит его, будет с ним, но не может так грубо оборвать с мужем, бросить театр. Маяковский настаивал на своем, Полонская еще раз ответила, что не может так...

Вот отрывок из ее воспоминаний:

«Я сказала:

«Что же вы не проводите меня даже?»

Он подошел ко мне, поцеловал и сказал совершенно спокойно и очень ласково:

«Нет, девочка, иди одна... Будь за меня спокойна...»

Улыбнулся и добавил:

«Я позвоню. У тебя есть деньги на такси?»

«Нет».

Он дал мне 20 рублей.

«Так ты позвонишь?»

«Да, да».

Я вышла, прошла несколько шагов до парадной двери.

Раздался выстрел. У меня подкосились ноги, я закричала и металась по коридору. Не могла заставить себя войти.

Мне казалось, что прошло очень много времени, пока я решилась войти. Но, очевидно, я вошла через мгновенье: в комнате еще стояло облачко дыма от выстрела.

Владимир Владимирович лежал на ковре, раскинув руки. На груди его было крошечное кровавое пятнышко.

Я помню, что бросилась к нему и только повторяла бесконечно:

— Что вы сделали? Что вы сделали?

Глаза у него были открыты, он смотрел прямо на меня и все силился приподнять голову.

Казалось, он хотел что-то сказать, но глаза были уже неживые.

«Русская рулетка» сделала выбор — единственный патрон в барабане оказался знаком судьбы».

15 апреля 1930 года в газетах появилось сообщение:

«Вчера, 14 апреля, в 10 часов 15 минут утра в своем рабочем кабинете (Лубянский проезд, 3) покончил жизнь самоубийством поэт Владимир Маяковский. Как сообщил нашему сотруднику следователь тов. Сырцов, предварительные данные следствия указывают, что самоубийство вызвано причинами чисто личного порядка, не имеющими ничего общего с общественной и литературной деятельностью поэта. Самоубийству предшествовала длительная болезнь, после которой поэт еще не совсем поправился».

Одновременно было опубликовано предсмертное письмо.

«Всем В том, что умираю, не вините никого и, пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил. Мама, сестры и товарищи, простите — это не способ (другим не советую), но у меня выходов нет. Лиля — люби меня. Товарищ правительство, моя семья — это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская. Если ты устроишь им сносную жизнь — спасибо. Начатые стихи отдайте Брикам, они разберутся. Как говорят —

«инцидент испорчен», Я с жизнью в расчете и не к чему перечень взаимных болей,

бед и обид. Счастливо оставаться. Владимир Маяковский 12/1У—30 г.

Товарищи Вапповцы, не считайте меня малодушным. Сериозно — ничего не поделаешь. Привет.

Ермилову скажите, что жаль — снял лозунг, надо бы доругаться.

В. М.

В столе у меня 2000 рублей — внесите в налог.

Остальное получите с Гиза.

В. М.»

Самоубийство Маяковского вызвало шоковое состояние у людей, хорошо и близко знавших поэта. Луначарский, когда ему позвонили домой, возмутился, решил, что его грубо разыгрывают. Горестно недоумевал в своем отклике на смерть поэта Демьян Бедный. Хлынула волна откликов и догадок. Стали искать предопределенность трагического исхода в характере поэта, и наиболее откровенно это выразила Л. Ю. Брик, писавшая о том, что будто Маяковский был «неврастеник» и что причиной его смерти была своего рода «мания самоубийства и боязнь старости».

Да, Маяковский был человеком чрезвычайно чувствительным, готовым отдать все «за одно только слово ласковое, человечье».

Какое скромное (и какое страстное!) желание и какая грандиозная плата за него!

Еще чуть ли не юношей он заявил, что может быть «от мяса бешеный» и может быть «безукоризненно нежный, не мужчина, а — облако в штанах».

Таким и остался. На всю жизнь. Быстро возгорающимся, неудержимым в страсти, могущим в моменты драматического напряжения совершить неожиданный, даже роковой поступок. В то же время — деликатным, предупредительным, трогательным и нежным в заботе о других. И — уверенным в себе жизнестроителем. Но: «Маяковский,— права Л. Ю. Брик,— все переживал с гиперболической силой — любовь, ревность, дружбу». Однако это не болезнь, это — свойство натуры. И — какая боязнь старости в тридцать шесть лет! Какая мания самоубийства у человека, так страстно отрицавшего подобный уход в стихотворении «Сергею Есенину», так страстно, нетерпеливо устремленного в будущее! У человека, который носился с идеей бессмертия!

Но выстрел в Лубянском прозвучал, левая рука не дрогнула, целясь в сердце, человек подвел к финалу «смертельной любви поединок», расстался с этим миром, свое земное не дожив, на земле свое не долюбив... Никто никогда не узнает, каким был последний, роковой мотив этого поступка. Он же сказал про Есенина: «Не откроют нам причин потери ни петля, ни ножик перочиный». Финал тот же...

Ничего не меняет и его объяснение в предсмертном письме. «Любовная лодка» здесь предложена нам уже как метафора не в конкретном, а в более общем значении, как метафора «любвей» Маяковского, так несчастливо для него складывавшихся.

Но действительно ли у него не было выходов?

Всем и всегда после кажется, что выходы были. Ведь в силе характера Маяковского сомнений нет, хотя это — «сплошное сердце».

Так мог ли быть причиной самоубийства разрыв отношений с Татьяной Яковлевой?

Единственной причиной — нет.

Могла ли быть причиной принявшая резкие формы критическая кампания против Маяковского?

Мог ли быть причиной бойкот выставки со стороны писателей, в том числе и из ближайшего окружения?

Все для школы: темы сочинений, разработки уроков. Изложения и пересказы сюжетов. Конспекты уроков и поурочное планирование. Сценарии, диктанты и контрольные для проведения уроков.

Учебные пособия и тематические ссылки для школьников, студентов и всех, занимающихся самообразованием

Сайт адресован учащимся, учителям, абитуриентам, студентам педвузов. Справочник школьника охватывает все аспекты школьной программы.