Реклама


Объявления

Героическая норма Брюсова

Границы между «поэтическим видением» и «поэтическим содержанием» в самом художественном творчестве, конечно, не существует. Видение поэта, его точка поэтического зрения, реализованные, прежде всего, в структуре и в особенностях его лиризма, входят в содержание его творчества, определяя характер преломления мира внешнего и внутреннего. Поэтическое содержание, в свою очередь, не отделимо от точки зрения в обычном и художественном смысле. Разграничение обоих понятий— результат «научного насилия», анализа, только анализа, и имеет условное значение. Рассматривая поэтическое видение (или, в более жестком, конструктивном, то есть ограниченном, значении, — метод), мы, в сущности, изучаем поэтическое содержание в его максимальных обобщениях. Рассматривая поэтическое содержание, мы изучаем конкретное выражение этих обобщений в творческом мире художника, в темах и произведениях, восходящих к конкретным явлениям действительности как бытия и истории. Путь к поэтическому содержанию Брюсова, как и всякого другого поэта, естественно, начинается для нас с самых общих структурных вопросов.

В лирическом творчестве основополагающее значение имеет соотношение двух неразрывно связанных между собой эстетических категорий — авторского я и поэтического мира, создаваемого поэтом из материи мира реального. Разнообразие в соотношении этих категорий безгранично. Но в этом разнообразии едва ли не важнейшую роль играют две противоположные тенденции. В одном случае, например у Тютчева, у Вяч. Иванова, лирическое я поэта тяготеет к тому, чтобы разлиться в поэтическом мире и окрасить его собой, не превращаясь при этом (почти) в оформленный и значимый как самостоятельная величина образ авторского я как героя. В другом случае, например у Лермонтова (преимущественно раннего) или у Блока, авторское сознание, не отрываясь от поэтического мира, сосредоточивается прежде всего именно в этом выделенном образе субъекта лирических монологов или объекта прямой характеристики. Конечно, и в этом последнем случае полное представление о поэтическом я автора (авторский образ) возникает из всей поэзии в целом, из ее тем, стиля, стиха, атмосферы, но фокусом, средоточием — менее полным, но более рельефным — является все же образ лирического субъекта, который, упрощая и обобщая, можно называть образом лирического героя.

В системе Брюсова лирический герой занимает основополагающее место, хотя роль его все же меньшая, чем в поэзии Блока.

Поэтический мир Брюсова поражает количеством и разнообразием своих объектов и сфер, своей широтой во времени и в пространстве. Образ лирического героя соотносится лишь с частью этого мира, вписан в его объем и, как выделенный образ, не всегда равен самому себе. Не случайно Брюсов в письмах, записях и стихах говорил, что его индивидуальность — это «смена двойников», что у него «стоооразная суть», что роль была его роком («Роковой ряд», 1920) и что поэзия вообще по природе своей полифонична, является сочетанием множества лирических голосов. Эти суждения явным образом пере-

1 В письме к Бальмонту 18/5 апреля 1905 г. Брюсов, между прочим, писал: «В моей жизни не было... прямого пути. Твои годы были прояснением одного лика, мои — сменой двойников. При замкнутости моей души, при моей привычке везде, передо всеми носить маски, при моей вечной лжи передо всеми (о, я так люблю правду, что предпочитаю таить ее в себе!)—эта смена совершается тайно, невидимо. Одну износившуюся маску я заменяю другой, — всем казалось, что я тот же, и никто не примечал, что под этой сходной маской уже другое лицо, другой человек...» (цит. по: Брюсова Иоанна. Материалы к биографии Валерия Брюсова. — В кн.: Брюсов Валерий. Избранные стихи. М., 1933, с. 137). Значительно позже Брюсов развил эти мысли — они в какой-то мере перекликаются с одной из основных тем его современника Поля Валери, — выражая их теперь как общезначимые истины. «В каждом лирическом стихотворении, — писал он, — у истинного поэта новое «я». Лирик в своих созданиях говорит разными голосами, как бы от имени разных лиц. Лирика почти то же, что драма, и как несправедливо Шекспиру приписывать чувства Макбета, так ошибочно заключать о симпатиях ивоззрениях Бальмонта на основании такого-то его стихотворения.

Однако авторский образ в поэзии Брюсова и, как его модификации, образ лирического героя есть не только стихийное выражение личности поэта, но и явление «рукотворного» искусства. Поэтому все те виды поэтического видения, или, иначе говоря, стилеобразующие принципы, о которых было сказано выше, проявляются и в формировании этого образа.

В предшествующем разделе отмечалось присутствие в тексте и в подтексте брюсовских стихов «прямого отражения» — эмпирической основы. Этот аспект поэтического видения мы находим и в авторском образе поэзии Брюсова. В ряде стихотворений Брюсова авторский образ свободен от стилизации и масочности или затронут ею сравнительно слабо, то есть почти адекватно отражает (поскольку это вообще возможно) биографическую индивидуальность поэта, его «наличное сознание». Таковы поэмы «Краски» (1898), «Мир» (1903) и в разной" степени стихотворения «Я много лгал и лицемерил. . .» (1902), «Презрение», «Я верю всегдашним случайностям» (1900), «У себя», «Люблю одно» (1901), «Женщинам» (1902), «В ответ», «Одиночество» (1903), «Целение» (1904) и другие, особенно в циклах о любви и природе.

Думается, что среди названных здесь стихотворений одним из самых характерных и существенных — не по силе выражения, а по своей адекватности и обобщенности— является лирический монолог 1902 года «Я много лгал и лицемерил...»:

    Я много лгал и лицемерил, И сотворил я много зла, Но мне за то, что много верил, Мои отпустятся дела. Я дорожил минутой каждой, И каждый час мой — был порыв, Всю жизнь я жил великой жаждой, Ее в пути не утолив. На каждый зов готов ответить, И, открывая душу всем, Не мог я в мире друга встретить И для людей остался нем. Любви я ждал, но не изведал Ее в бездонной полноте, Я сердце холодности предал, Я изменил своей мечте! Тех обманул я, тех обидел, Тех погубил, — пусть вопиют! Но я искал — и это видел Тот, кто один мне — правый суд!

Брюсов не включил эти стихи ни в один из своих сборников. По-видимому, его остановила прежде всего их резкая обнаженность, контрастирующая с преобладающим у него транспонирующим лирическим стилем. Между тем это стихотворение, совпадающее в своей негативной (вероятно, преувеличенной) и позитивной части с многими высказываниями Брюсова в письмах и дневниках, едва ли не уникально по охвату самого ядра биографической личности поэта. С такой же почти мерой обнажения мы встречаемся в поэмах «Краски» и «Мир», хотя образ лирического героя в них проецирован в прошлое и этим эффект значительно смягчен.

Все для школы: темы сочинений, разработки уроков. Изложения и пересказы сюжетов. Конспекты уроков и поурочное планирование. Сценарии, диктанты и контрольные для проведения уроков.

Учебные пособия и тематические ссылки для школьников, студентов и всех, занимающихся самообразованием

Сайт адресован учащимся, учителям, абитуриентам, студентам педвузов. Справочник школьника охватывает все аспекты школьной программы.