Реклама


Объявления

Лики творчества. Валерий Брюсов

Тяготение к энергичному и мужественному стиху, принимавшему иногда риторические формы, вполне уживалось в поэзии Брюсова начала века с характерными для нее и доминирующими в ней напевными интонациями. Они не превращались у Брюсова в безудержный музыкальный поток и отличались некоторой сдержанностью, но в брюсовской лирике всегда присутствовали. В стихах Брюсова 900-х годов они прозвучали с особенной силой в циклах «Вечеровые песни» и «Антология», и все же в зрелой брюсовской поэзии, по сравнению с ранней его лирикой, они заметно перестроились и изменились под влиянием усилившейся ораторской мелодики.

Героическая норма Брюсова требовала соответствующего ей героически-мужественного и энергичного стиха. Рационалистическая композиция брюсовской темы предопределяла четкий и строгий интонационный строй, вплоть до «рубленой» формы стиха (например, оды «Человек»). Иногда эта тенденция достигает у Брюсова почти полного господства и значительно приглушает напевную мелодику, которая чаще всего сохраняется — все же сохраняется! — лишь на самом дне стихотворения, в его общем звуковом подтексте. Таков, например, знаменитый «Ассаргадон», в котором весь лицевой интонационный чертеж строится на ораторских декламационных ходах, паузах, риторических восклицаниях и риторических вопросах:

    Кто превзойдет меня? Кто будет равен мне? Деянья всех людей — как тень в безумном сие, Мечта о подвигах — как детская забава. Я исчерпал до дна тебя, земная слава! И вот стою один, величьем упоен, Я, вождь земных царей и царь — Ассаргадон.

Или в некоторых гражданских стихотворениях Брюсова таких, как всенародно известный в свое время «Каменщик» (1901), как «Юлий Цезарь» (1905), «Да! цепи могут быть прекрасны» (1905). Второе из них держится па очень энергичных, чуть ли не митинговых речевых жестах. Первое на характерных для ораторской интонации симметрически расположенных вопросительных и ответных, восклицательных фразах диалога.

Но и в тех типичных для Брюсова случаях, когда течением стиха, в основном, управляет напевная мелодика, эта мелодика, как уже было сказано, заметно деформируется ораторским напором. При этом торжественный ораторский эффект достигается здесь не столько риторическими приемами, сколько монументальностью и грандиозностью звучащего в стихах содержания и энергией поэтического слова, например в стихотворении о Наполеоне:

    Ты скован был по мысли Рока Из тяжести и властных сил: Не мог ты не ступать глубоко, И шаг твой землю тяготил. Пьянея славой неизменной, Ты шел сквозь мир, круша, дробя. .. И стало, наконец, вселенной Невмоготу носить тебя. («Наполеон», 1901)

Или в стихотворении «Прохожей» (1901)—нарастание энергии, устремленной к заключительной строфе с ее смысловым, словесным и фонетическим взрывом в концовке:

В моих глазах еще сипела Небес вечерних полумгла, Но теплота чужого тела Меня объяла и прожгла.

    И в ужасе борьбы упорной, Меж клятв, молений и угроз, Я был опутан влагой черной Ее распущенных волос.

«Сжатость и сила», мужественная твердость и метрическая отчетливость, доходящая порою — как уже было сказано — до «рублености», составляли характерное свойство стихов Брюсова, которым они резко отличались от созерцательно-нежной, превращавшейся в страстную, певучести блоковской лирики первого и второго томов. Не случайно Брюсов и произносил их, судя по воспоминаниям П. П. Перцова, «повелительно-властным голосом, точно отдавая приказы по армии». С. В. Шервинский пишет об этом более подробно: «Читая стихи, Брюсов обычно стоял за стулом, прямой, напряженный; держался обеими некрасивыми руками за спинку. Это была крепкая хватка, волевая и судорожная. Гордая голова с клином черной бородки и выступающими скулами была закинута назад. Глухой, но громкий голос вылетал из как бы припухших губ». В этих двух характеристиках есть нечто общее, имеющее прямое отношение по сути поэтического творчества Брюсова. Не только язык, но и мелодика многих стихотворений Брюсова, их холодноватый торжественно-декламационный пафос какой-то гранью своей напоминают нам одическую поэзию классицизма.

Все для школы: темы сочинений, разработки уроков. Изложения и пересказы сюжетов. Конспекты уроков и поурочное планирование. Сценарии, диктанты и контрольные для проведения уроков.

Учебные пособия и тематические ссылки для школьников, студентов и всех, занимающихся самообразованием

Сайт адресован учащимся, учителям, абитуриентам, студентам педвузов. Справочник школьника охватывает все аспекты школьной программы.