Реклама


Объявления

Марина Цветаева – Поэт — издалека заводит речь, Поэта — далеко заводит речь

«Строгая, стройная осанка была у неё. Даже склоняясь над письменным столом, она хранила «стальную выправку хребта». Волосы её, золотисто-каштановые, в молодости вившиеся крупно и мягко, рано начали седеть — и это ещё усиливало ощущение света, излучавшегося её лицом — смугло-бледным, матовым; светлы и немеркнущи были глаза — зелёные, цвета винограда, окаймлённые коричневатыми веками. Казавшееся завершённым до замкнутости, до статичности, лицо было полно постоянного внутреннего движения, потаённой выразительности, изменчиво и насыщено оттенками, как небо и вода. Но мало кто умел читать в нём.

Была действенно добра и щедра; спешила помочь, выручить, спасти — хотя бы подставить плечо; делилась последним, наинасущнейшим, ибо лишним не обладала. Умея давать, умела и брать, не чинясь; долго верила в «круговую поруку добра», в великую, неистребимую человеческую взаимопомощь. Беспомощна никогда не была, но всегда — беззащитна. Снисходительная к чужим, с близких — друзей, детей — требовала, как с самой себя: непомерно... Ненавидела быт — за неизбывность его, за бесполезную повторяемость ежедневных забот, за то, что пожирает время, необходимое для основного. Терпеливо и отчуждённо превозмогала его — всю жизнь. Была человеком слова, человеком действия, человеком долга. При всей своей скромности знала себе цену». Надежда Яковлевна Мандельштам, вдова поэта, женщина умная и скупая на комплименты, писала: «Я не знаю судьбы страшнее, чем у Марины Цветаевой». «Марина Цветаева произвела на меня впечатление абсолютной естественности и сногсшибательного своенравия. Я запомнила стриженую голову, лёгкую — просто мальчишескую — походку и голос, удивительно похожий на стихи. Она была с норовом, но это не только свойство характера, а ещё и жизненная установка. Ни за что не подвергла бы она себя самообузданию, как Ахматова. Сейчас, прочтя стихи, письма Цветаевой, я поняла, что она везде и во всём искала упоения и полноты чувств. Ей требовалось упоение не только любовью, но и покинутостью, заброшенностью, неудачей... В такой установке я вижу редкостное благородство, но меня смущает связанное с ней равнодушие к людям, которые в данную минуту не нужны или мешают.

Марина Цветаева родилась 26 сентября 1892 году в Москве. Её отец, Иван Владимирович, — профессор Московского университета, известный филолог и искусствовед; стал в дальнейшем директором Румянцевского музея и основателем Музея изящных искусств. Мать, Мария Мейн (по происхождению — из обрусевшей польско-немецкой семьи), была пианисткой, ученицей Антона Рубинштейна. Бабушка М. И. Цветаевой по материнской линии — полька Мария Бернацкая. Марина начала писать стихи ещё в шестилетнем возрасте. Огромное влияние на Марину, на формирование её характера оказывала мать. Она мечтала видеть дочь музыкантом. После смерти матери от чахотки в 1906 году Марина с сестрой Анастасией остались на попечении отца. Детские годы Цветаевой прошли в Москве и в Тарусе. Из-за болезни матери подолгу жила в Италии, Швейцарии и Германии. Начальное образование получила в Москве; продолжила его в пансионах Лозанны (Швейцария) и Фрайбурга (Германия). В шестнадцать лет предприняла поездку в Париж, чтобы прослушать в Сорбонне краткий курс лекций о старофранцузской литературе.

Ранняя лирика Цветаевой

В 1910 году Марина опубликовала на свои собственные деньги первый сборник стихов — «Вечерний альбом». Её творчество привлекло к себе внимание знаменитых поэтов — Валерия Брюсова, Максимилиана Волошина и Николая Гумилёва. За «Вечерним альбомом» двумя годами позже последовал второй сборник — «Волшебный фонарь». Унаследовав на раннем этапе творческого пути достижения символистской поэтики, лирика Цветаевой в зрелый период творчества оказалась близка поэтической практике футуризма. Некоторые исследователи считают Цветаеву самым ярким представителем русского поэтического авангарда 20-30-х годов.

Творчество Цветаевой претерпело на протяжении тридцати лет ее активной поэтической работы большую эволюцию, хотя неизменным содержательным качеством ее поэзии оставался универсализм - переплавка личного, интимного опыта в опыт общечеловеческий. Уникальность цветаевского лиризма - в прочном сплаве мощной эмоциональности и острой логики, "поэзии сердца" с "поэзией мысли", песенности с высокой риторикой, музыкального "внушения" с рациональной "сделанностью", конкретности образного высказывания с его обобщенностью.

Цветаевой оказалась близка главнейшая для символизма концепция жизнетворчества. «Она ненавидела день с его бытом, людьми, обязанностями. Она жила только в портретах и книгах... Поглощенность Марины судьбой Наполеона была так глубока, что она просто не жила своей жизнью». Именно волшебство, то есть преображение в красоту, возведение будничной действительности в разряд поэтического, больше всего ценила Цветаева.

Изображение города — «подлинное художественное открытие Брюсова. Это стало возможным потому, что Брюсов увидел город в свете «волшебного фонаря». Город Брюсова в освещении сумерек, пограничного света дня и ночи, света солнца и электрического освещения соответствовал «сумеречному сознанию», новому представлению о человеке и его внутреннем мире. Можно сказать, что Брюсов ввел в русскую поэзию тему сумерек, вечера, канонизировал ее как поэтическую, подтолкнув тем самым отход от традиционной контрастной пары «день — ночь».

Новым, что привнес Брюсов в поэзию, было подчеркивание интенсивности душевных переживаний, осознание их равновеликости «жизненным» — реализованным — событиям, протекавшим во времени и пространстве. Интенсивность, предельная напряженность переживания своего «я» в мире, открывающая восприятие самого мира во всех его проявлениях, были присущи Цветаевой. Для лирического героя и Цветаевой характерно внимание ко всем сферам бытия и особый интерес к максимальной реализации связи личности и мира.

Тема тени — призрачной любви, волшебства мира — сопряжена у Цветаевой с обращением к теме вечера, сумерек, которую канонизировал в поэзии Брюсов. Вечерний город был «волшебством» и для Цветаевой. В трактовке темы вечера, сумерек проявляются следы приверженности ранней Цветаевой символистским мотивам в поэзии.

Первый сборник Цветаевой выявил огромный творческий потенциал дебютантки, ее собственный, неповторимый голос. Цветаева вслед за Брюсовым будет реформировать ритм русского стиха. Цветаева сделает ритмический перебив одним из важнейших своих приемов, придав тем самым русской «книжной» поэзии новое качество, сближающее ее с народным стихосложением.

«Декадентские» мотивы раннего Брюсова, которые, хотя и приобрели в контексте цветаевского творчества иное — трагическое — звучание, занимали значительное место в мироощущении молодого поэта. Это видно и в стихотворении «Идешь, на меня похожий...», где возникает тема загробной любви.

В искусстве начала XX века особое место занимает автопортрет: он становится обязательной составной частью создания образа лирического героя. В пристрастии к автопортрету проявилось стремление к пересозданию не только окружающего мира, но и самого себя. Характерной чертой стала графичность автопортрета: стремление уловить жест, штрих, неуловимое движение. Отсюда и предельно жестовый автообраз Цветаевой. Развернутый автопортрет стал основой сюжетного развития одного из самых известных стихотворений Цветаевой «Уж сколько их упало в эту бездну...».

Чтобы найти и утвердить собственный образ, чтобы стать непохожей на других — для этого молодая Цветаева выбрала свой собственный путь и держалась его очень последовательно. Это было превращение стихов в дневник. Цветаева понесла в поэзию самый быт: детская, уроки, мещанский уют, чтение таких авторов, как Гауф или малоуважаемый Ростан, — все это по критериям 1910 г. было не предметом для поэзии, и говорить об этом стихами было вызовом. «Мои стихи — дневник, моя поэзия — поэзия собственных имен... Закрепляйте каждое мгновение, каждый жест, каждыи вздох... Нет ничего неважного! Говорите о своей комнате: высока она или низка, и сколько в ней окон; и какие на ней занавески, и есть ли ковер, и какие на нем цветы?.. Все это будет телом вашей оставленной в огромном мире бедной, бедной души».

Все для школы: темы сочинений, разработки уроков. Изложения и пересказы сюжетов. Конспекты уроков и поурочное планирование. Сценарии, диктанты и контрольные для проведения уроков.

Учебные пособия и тематические ссылки для школьников, студентов и всех, занимающихся самообразованием

Сайт адресован учащимся, учителям, абитуриентам, студентам педвузов. Справочник школьника охватывает все аспекты школьной программы.