Реклама


Объявления

Новое об эмигрантском периоде Марины Цветаевой

(По материалам ее переписки с А. А. Тесковой)

По мере возрастающей популярности М. И. Цветаевой и в РОССИИ и за рубежом, продолжает разрастаться и литература о ее жизни и творчестве, публикуются ее ранее неизвестные произведения и переводы, печатаются воспоминания современников. К некоторым произведениям мемуарного характера о Цветаевой, появившимся за последние несколько лет, человек хорошо знающий ее литературное и эпистолярное наследие вынужден отнестись настороженно. Довольно часто друзья Цветаевой дают о ней взаимноисключаю-щие друг друга сведения или заставляют ее говорить буквальными цитатами из ее же статей, когда-то напечатанных в ныне трудно доступных эмигрантских газетах и журналах. А в одном мемуарном очерке, появившемся через несколько лет после выхода моей биографии о Цветаевой в 1966 году, мне довелось прочесть не только

Ряд пересказов из моей книги, но и несколько допущенных мною неточностей и ошибок, причем все это автор вложил в уста самой Марины Ивановны и отнес к середине 1920-х годов.

Поэтому, при всей ценности показаний мемуаристов, письма самой Цветаевой, при всей ее общеизвестной субъективности, переходящей подчас и в предвзятость, представляют достовернеишии и наиболее интересный источник для понимания ее литературной и личной биографии. Многие из этих писем имеют к тому же художественную значимость. К известным ранее письмам к Ю. П. Иваску, Р. Б. Гулю, Г. П. Федотову, А. Штейгеру и А. Бахраху, к более недавно опубликованным письмам к В. Ф. Ходасевичу и 3. А. Шаховской, к обрывкам из писем к разным лицам, появившимся в журнале «Новый мир» (и к до сих пор неопубликованной, интереснейшей переписке с С. Н. Гальперн), теперь можно добавить отдельный томик писем Цветаевой к Анне Тесковой, изданной в Праге в 1969 году, Чехословацкой Академией наук (Марина Цветаева, «Письма к Анне

Тесковой», Асайеппа РгаЪа).

Анна Тескова, чешская журналистка и писательница (1872 1954), была одним из организаторов пражского Чешско-русского объединения (Ёднота) занимавшегося помощью русским беженцам. Цветаева с нею подружилась к самому концу своего пребывания в Чехословакии (хотя знакомство их, по-видимому, состоялось раньше). Сохранилось 135 писем Цветаевой к Тесковой, начиная с формального («Милостивая государыня») ответа на приглашение выступить на литературном вечере (ноябрь 1922 г.) и кончая отчаянным письмом, написанным уже в поезде, увозившем Цветаеву в РОССИИ (12 июня 1939 г.). Книга содержит приблизительно две трети этих писем, причем и из текстов включенных писем вырезано несколько тысяч строк. По разъяснению редактора тома, В. В. Морковина, исключены места «касавшиеся живущих особ», «многое, относящееся к личным или семейным делам поэтессы», а также «мало интересные или часто повторяющиеся бытовые подробности». письмах 1930-х годов, по-видимому, опущены описания отражающие тяжелые отношения сложившиеся в то время между Цветаевой и ее дочерью, ныне здравствующей А. С. Эфрон. А если учесть, что издание книги было задумано в период либерального правительства Дубчека, а осуществлено уже после советского захвата Праги, становится вероятным, что редакторам пришлось выпустить некоторые высказывания Цветаевой о Советской власти и ее колебания и сомнения о возвращении в РОССИИ. Все же, не в пример советским журналам, без зазрения совести кромсающим переиздаваемые вещи Цветаевой, а также эмигрантским редакторам ввергавшим ее еще при жизни в «отчаяние сокращений» (редко кого из писателей подвергали и подвергают цензуре со столь различных позиций и по таким разнообразным поводам, как Цветаеву), добросовестные чешские издатели хотя бы честно указывают, сколько именно строк они пропустили.

Все же, несмотря на грустный факт сокращений (и столь же грустное обстоятельство, что в книге, изданной Чехословацкой Академией наук, русские переводы французских и немецких текстов, включая и стихотворения Рильке, даны в невероятно неумелых, беспомощных переводах, выполненных лицами явно не владеющими ни французским ни немецким), сборник писем к Тесковой дает большой новый материал для углубленного понимания и литературной и личной биографии Цветаевой. Письма Цветаевой часто дают

Необходимый ключ для прочтения ее более сложных вещей. В свете переписки с Тесковой можно, например, по-новому прочесть ее мемуарный очерк о Валерии Брюсове: «Задача была трудная: вопреки отталкиванию, которое он мне (не одной мне) внушал, дать идею его своеобразного величия.

На западе за последнее время много говорят и пишут, иногда с большими преувеличениями, о казалось бы давно решенном вопросе — о бесправном положении женщины в семье. Заграничная жизнь Цветаевой новоявленным поборницам женского равноправия показалась бы неотразимым доводом. Страшной ценою заплатила Цветаева-поэт за право быть женою и матерью и недаром вырвалось у нее в одном из писем утверждение, что «Брак и любовь личность скорее разрушают, это испытание. Так думали и Гете и Толстой. А ранний брак (как у меня) вообще катастрофа, удар на всю

Жизнь» (26 мая 1934 г.). Многим значительным русским поэтам нашего столетия приходилось жить в нищете.

Но не их вина те страшные условия, в которых находилась семья, и за рубежом,

И по возвращении на родину. Не их вина «биологическая необходимость» и весь ряд привычек и навыков семейного общежития, который потребовал у поэта Цветаевой совершенно особенных жертв, с какими не сталкивался ни один другой поэт. Многом другом можно узнать из писем к Тесковой: о совместном выступлении Цветаевой с В. Ф. Ходасевичем 2 февраля 1935 года на вечере посвященном памяти Блока, где она читала свои воспоминания о встречах с Блоком (где сейчас текст этих воспоминаний?); о том, что А. М. Ремизов был крестным отцом Мура; об эмоциональной реакции Цветаевой на вторжение Гитлера в Чехословакию (пенсия чехословацкого правительства была одним из главных средст существования Цветаевой в Париже, как выясняется из переписки); о том, как ей были близки произведения скандинавских романисток Сельмы Лагерлёф и Сигрид Ундсет, за их описания тяжкой доли женщины — жены и матери. Однако, думается, что главная ценность издания писем в том, что людям ценящим стихи и прозу последнего десятилетия Цветаевой, письма к Тесковой по-

Кажут, в каких условиях и ценой каких усилии создавалось это глубоко-духовное словесное искусство.

ОЛЬГА СОРОКИНА

Все для школы: темы сочинений, разработки уроков. Изложения и пересказы сюжетов. Конспекты уроков и поурочное планирование. Сценарии, диктанты и контрольные для проведения уроков.

Учебные пособия и тематические ссылки для школьников, студентов и всех, занимающихся самообразованием

Сайт адресован учащимся, учителям, абитуриентам, студентам педвузов. Справочник школьника охватывает все аспекты школьной программы.