Реклама


Объявления

О жизни и творчестве А. М. Ремизова в эмиграции

Ремизовы жили в Берлине до осени 1923 года. Город этот был в начале двадцатых годов литературным центром русской эмиграции. Писатели считали свое пребывание в Германии временным; между берлинским и петербургским Домами искусства существовали довольно тесные культурные связи. Б литературных вечерах принимали участие как «политический трибун» Маяковский, так и «отшельник» Ремизов. Но экономическое и политическое положение в Германии заставило некоторых писателей покинуть и эту страну; большинство из них направлялось во Францию. Среди них был также Ремизов. Париж, с его аллеями каштанов, которые своими белыми свечами цветов бурно и радостно празднуют приход весны, Алексей Михайлович полюбил. Судьба привела его туда, где понимали русского писателя как лирического поэта.

Ремизовы принялись за работу. Серафима Павловна преподавала в Школе восточных языков палеографию, а Алексей Михайлович с утра до вечера занимался литературным трудом. Короткие рассказы, которые он писал для газет, появлялись прежде всего под Рождество или на Пасху. Редакторы це так часто принимали произведения Ремизова. Ему приходилось по несколько раз ходить по редакциям и умолять редакторов принять его рассказ или повесть в их журнал. Ремизов страдал от непонимания, которое влекло за собой и материальный недостаток. Пока Серафима Павловна работала, все было еще ничего, но с тех пор как она из-за своей болезни должна была прекратить лекции по палеографии, стало трудно. Ремизов чувствовал себя виноватым перед женой в том, что он не может обеспечить ее жизнь так, как полагается, все ему казалось хуже, чем оно было на самом деле. Чувство вины он принес с собой еще из России, где он был писателем для избранных. Алексей Михайлович рисовал, наклеивал рисунки в альбомы и с помощью друзей продавал, или же переписывал свои произведения старым русским шрифтом и старался таким способом привлечь к ним внимание. Он ни днем ни ночью не покладал рук. Хозяйничал, заботился о больной жене, рисовал, писал. Поздно ночью он ложился спать и ждал сновидений. Утром он ежедневно записывал свои сны в тетрадь дневник снов.

Усердная работа над проблемой природного лада русской речи сделала Ремизова художником нового стиля и в этом смысле также учителем молодого поколения писателей. Остается бесспорным фактом, что своим литературным искусством Ремизов оказал влияние на М. Пришвина, Б. Пильняка, Е. Замятина, молодого Леонова,

Дина, А. Толстого и на многих других, теперь менее известных пи сателей. «У Ремизова была настоящая студия, — пишет Пришвин, как у художников, у него была настоящая школа, к нему ходили, читали свои рассказы и многим он так исправлял их, что трудно было узнать потом, что от учителя, что от ученика. Ремизов однако не был эстетом в том смысле, как это было у сотрудников журнала «Апол-

Лон». Он хотел быть таким художником слова, у которого слово было бы единственным свидетельством его дела, слово как дело». 3 Но не все были одного мнения, не все его уважали и любили. Среди писателей и читателей было также много его противников, даже

Врагов.

Почти легендарным противником Ремизова стал в истории литературы И. А. Бунин. Они оба являлись одними из самых известных русских писателей за границей России. Но их идеи и представления о литературном творчестве были противоположными. Эта разница вытекала не только из характера, манеры и способа жизни. Она была прежде всего выражением борьбы двух стилевых канонов. Бунин — представитель верхушки стилевого канона прошлого столетия — никак не мог принять формальные эксперименты писателей XX века; особенно — Ремизова, над которым он часто смеялся, утверждая, что Алексей Михайлович притворяется (Бунин имел в виду поведение Ремизова в старости).

Ловину своих замыслов, он почти не выходил из дому и все писал. Понятно, что мечтой каждого писателя является изданная книга. Может быть поэтому Ремизов становился в глазах богатых людей еще беднее, чем он был. Он надеялся на их помощь в связи с изданием рукописи. С этой точки зрения, Бунин не ошибся: Алексей Михайлович действительно притворялся, играл.

Чаще всего искал Ремизов поучение в творчестве своего самого любимого писателя Н. В. Гоголя, которого лично считал основоположником русской литературы. Но не только Гоголь повлиял на Ремизова — также древняя русская литература, протопоп Аввакум, Н. С. Лесков и Ф. М. Достоевский. В книге воспоминаний, которую Ремизов посвятил началу своей литературной жизни в Петербурге, он говорит: «Мысли о жизни и человеке все давно сказаны и их жизнь и действие не в новизне, а в воле, в вере и в огне слова. Огонь слов, огонь вещей, огонь памяти — воображение, пламень чувств и ритм в словесном выражении». Так смотрел на проблему творчества А. М. Ремизов.

Все знакомые с восторгом вспоминали публичные чтения, которые Ремизов устраивал обыкновенно весной. Он выбирал отрывок из какого-либо произведения того писателя, которого он считал для себя важным. В конце выступления он читал отрывок из своего собственного произведения. Успех был всегда поразительный. Нравилось и поклонникам и противникам. Его голос — талант и искусство — сохранило французское государственное учреждение, „СДиЪ (ГЕззаГ, на пластинке, предназначенной для библиотеки голосов избранных современников. Честь, оказанную Ремизову французами,

Которые стали переводить его сочинения на французский язык, поддержали переводчики немецкие, английские, болгарские, югославские, польские, чешские и даже японские. Оригинальность художника слова понимали критики и читатели. Только на родине, в России, забыли о нем, и младшее поколение не знает его имени и не читает его книг, несмотря на то, что в общем было издано 83 его произведения (37 вышло еще в России; с 1921 года начинается вторая половина богатой творческой жизни писателя — 46 книг). Все-таки Алексей Михайлович оставался писателем русским и современным. Иностранцы это чувствовали не раз яснее и правильнее, чем русские. Много недоразумений происходило из того, что Ремизов никогда не был членом Союза русских писателей в эмиграции, а после второй мировой воины даже попросил паспорт у советского

Посольства. Он хотел вернуться и жить вместе с дочерью Наташей в Киеве. Но известие, что дочь погибла во время немецкой оккупации Киева, пришло через два года после ее смерти, и в конце концов поездка Алексея Михайловича на родину не осуществилась. «Живая жизнь, ею и нужно суд судить... и только живая жизнь снимает горе или от ее веяния горе погружается глубоко в поддонное сердца, чтобы светить. Наше зрение — поле и острота зрения, пусть орла, но перед светом сердца крот».

Все для школы: темы сочинений, разработки уроков. Изложения и пересказы сюжетов. Конспекты уроков и поурочное планирование. Сценарии, диктанты и контрольные для проведения уроков.

Учебные пособия и тематические ссылки для школьников, студентов и всех, занимающихся самообразованием

Сайт адресован учащимся, учителям, абитуриентам, студентам педвузов. Справочник школьника охватывает все аспекты школьной программы.