Реклама

Объявления

Поэзия Г. Р. Державина

Г. Р. Державин во многих стихотворениях размышляет о вечных философских проблемах: о смысле жизни, об отношении к смерти, о роли поэзии в жизни общества и других. Стихотворение "Река времен в своем стремленье..." пронизано грустью, пессимистическими размышлениями о скоротечности жизни и подверженности всего земного разрушениям:

"Вакыт дэржасы узенен агы-мында/ Алып китэ инсан эшлэрнен барын/хэм батыра онтылу чонгылында,/ Патшалар, патшалыклар хэм халыклар-ны..." Переводчик и в данном случае старается максимально сохранить форму и содержание оригинала. У Державина: 8 строк, 1 строфа, 4-стопный ямб; у Р. Хариса: 8 строк, 2 четырехстрочные строфы. Вслед за оригиналом переводчик использует для создания торжественной интонации высокую лексику: "даръясы", "инсан", "чонгылында". Р. Харис меняет порядок перечисления: у Г. Р. Державина: "народы, царства и царей", в татарском переводе: "патшалар, патшалыклар хэм халыкларны". В целом смысл строки не меняется, однако вносится нюанс: царства и цари погибают в первую очередь.

Метр стихотворения Г. Р. Державина - четырехстопный ямб. Р. Харис, как и другие переводчики стихотворений Г. Р. Державина, переводит стихотворения русского поэта в соответствии с традиционной для татарской поэзии системой стихосложения - силлабическим стихом. Например, стихотворение "Река времен в своем стремленье..." Р. Харис переводит двенадцатисложными стихами (число ударений колеблется от 3 до 4), что не воспринимается как отступление от оригинала. Наоборот, примерное соответствие количества ударений тексту Г. Р. Державина сохраняет энергичное, торжественное звучание оды.

Поэзия Г. Р. Державина пронизана верой в человека, в его возможности. Поэт любил жизнь во всех ее проявлениях. В его стихах отразилась могучая, живая и находящаяся в постоянном поиске душа. Он нам близок своим весельем и мудростью, благородством, верностью мечте о духовной свободе человека, поэзии, а также всепобеждающим оптимизмом и верой в будущее. Оптимистическое мироощущение Г. Р. Державина отразилось в анакреонтических, эпикурейских мотивах, которые постоянно присутствовали в его поэзии.

Эта особенность творчества Г. Р. Державина проявилась и в стихотворении "Шуточное желание" из сборника "Анакреонтических песен" (1804), который поэт рассматривал как итог творческого пути. Г. Р. Державин, используя шуточную метафору, выражает желание стать веточкой, если прекрасные девушки превратятся в пташек. Р. Харис и в этом переводе сумел сохранить и передать настроение оригинала. Татарский поэт, используя выразительные возможности татарской поэтической речи, дополнил образ, созданный Г. Р. Державиным, метким эпитетом, тем самым обогатив его: "мисле кошлар", "менлэгэн кыз - кырын", "жайлы оя".

Г. Р. Державин счастливо совмещал в себе талант поэта и живописца, широко известно его замечание, что "поэзия - это говорящая живопись". В связи с этим интересно послание "Тончию", в котором поэт дает живописцу Сальватору Тончию советы по созданию своего портрета. В "Объяснениях" к своим стихам Г. Р. Державин выделил главные составляющие аллегорического автопортрета: "Сими стихами автор хотел изобразить первое: что он без всяких почти наук, одной природою стал поэтом; второе: что в службе своей имел препятствия, но характером своим без всякого покровительства их преодолевал".

Аллегоричность и синтез нескольких концепций портретной риторики XVIII века в поэтическом портрете Г. Р. Державина и живописном Тончи на материале исторических и литературоведческих источников раскрыл В. В. Гаврин, отметив, что "исполненный сознания собственного значения, не слишком удовлетворенный службой сановник, чья поэтическая слава восходила в то время к самому зениту, захотел "примерить на себя" амплуа, в котором - в совершенном соответствии с идеологией просветительства - еще более "зрелся человек", нежели в образе, задрапированном тогой". С этой целью, отмечает В. В. Гаврин, Державин "переключил регистр в портретном жанровом диапазоне и... сменил одну готовую "маску" ("парик", "лысина") на другую ("косматая шапка" просветителя). Но даже такой "внутри-культурный" жест оценивался современниками неоднозначно и - в духе времени - иронично-критически".

Показательно, что татарский поэт обратился к переводу программного стихотворения "Тончию" (1801), в котором Г. Р. Державин утверждает превосходство звания философа, "человека" над вельможей: "Потомков поздных удивляло; / В сединах лысиной сияло, / И в нем бы зрелся человек". Р. Харис стремится точно передать форму и содержание оригинала. Во вступлении, вслед за Державиным, обращаясь к Тончию, он перечисляет античные имена, ассоциирующиеся с различными видами деятельности: с Гомером, с полководцем Аристидом, с мудрым Сократом и принципиальным Катоном. Однако в татарский перевод автор включает оценочные эпитеты, отсутствующие в русском оригинале: "Батыр Аристидны" (храброго Аристида), "гакыллы Сократны" (мудрого Сократа), "кырыс Катонны" (сурового Катона), которые помогают создать точные, лаконичные характеристики античных образов и способствуют контекстуальной конкретизации. В 3 строфе, подчеркивая интонацию размышления, свойственную всему стихотворению, поэт-переводчик изменяет порядок слов в предложении: "...сурэтемне Терле сэер киемнэрдэ ясап ал бер, / Белгэненчэ..." (у Державина: "Пиши меня в уборах чудных, / Как знаешь ты..."). Интересно контекстуальное звучание слова "сэер", которое используется для перевода слова "чудный": поэт-переводчик актуализирует и другие звучания татарского слова: "загадочный", "чудный".

Р. Харис, творчески адаптируя русский текст к особенностям татарского языка, также использует и фразеологический оборот "эндэшминитми" (втихомолку, молча, ничего не сказав): "йом-шаклыклар / Хае булсалар, син шуларны да эндэшми- / нитми минда чагылдырырга оньипма" (у Державина: "А если слабости самим/ И величайшим людям сродни, / Не позабудь во мне подобны, / Чтоб зависть улыбалась им").

Р. Харис в качестве переводчика од Г. Р. Державина демонстрирует виртуозное владение художественным словом, чуткость к лексическим и стилистическим особенностям текста-оригинала.

Так, для перевода словосочетания "жестокий мраз" он находит устаревшее слово "зэмхэрир", обозначающее сильные холода, трескучие морозы. Удачно найденное слово позволяет сохранить высокую одическую интонацию стихотворения. Аналогичный прием использует автор при переводе строчки: "Против погод, волн, гор кремнистых..." ("жил-да-выллар жинеп, тауга менэ барыйм"). Жил-давыллар - ураганный ветер; в то же время переводчик опустил эпитет "кремнистый". Деепричастие "жинеп" (победив) усиливает порыв, силу лирического героя.

Таким образом, бережно относясь к содержанию и форме исходного текста, Р. Харис использует в переводах разнообразные средства татарского языка: он производит переводческие трансформации (перестановка порядка слов, замена татарскими фразеологизмами, добавление эпитетов). На наш взгляд, переводы Г. Р. Державина органично вписываются и в творчество татарского поэта. Известно, что Р. Харис - поэт-новатор, активно разрабатывающий гражданскую тематику, синтезирующий в своем художественном мире талант художника и поэта. Все это позволило татарскому поэту создать высокохудожественные переводы од Державина на татарский язык.

Все для школы: темы сочинений, разработки уроков. Изложения и пересказы сюжетов. Конспекты уроков и поурочное планирование. Сценарии, диктанты и контрольные для проведения уроков.

Учебные пособия и тематические ссылки для школьников, студентов и всех, занимающихся самообразованием

Сайт адресован учащимся, учителям, абитуриентам, студентам педвузов. Справочник школьника охватывает все аспекты школьной программы.