Реклама


Объявления

Поэзия «старой» эмиграции

Вячеслав Иванов (1866—1949) поселился в Италии, долгие годы

Прожил в Риме, где и умер. С эмигрантами он мало общался и лишь изредка сотрудничал в зарубежных изданиях. Этот русский римлянин подарил России свой русский Рим: «Твои нагие мощи, Рим...» писал он. Мощами названы руины, многие из которых давно потеряли мраморную облицовку, но сохранили свое величие: и они напоминают о былой мощи, что и подсказывается звучанием. Ведь мощи звучат, как родительный падеж от слова мощь — мощи!

Риме Вячеслава Иванова нет быта, но умел он подмечать не только общие черты, но и драгоценные художественные детали, например, в фигурах у фонтана на пьяцца Маттеи:

Танцуют отроки на головах Курносых чудищ, дивны их проказы.

Последние годы Вячеслав Иванов работал над монументальной поэмой, охватывающей всю историю России, в мистическом истолковании.

Константин Бальмонт (1867—1941) был в эмиграции в упадке, как физическом, так и творческом. Всё же, некоторые его поздние стихи хороши. Так в бретонской деревушке Капбретон он писал

1927 г.):

Я в великой всенощной закатов. Бог, я здесь. Гори и говори.

Дмитрий Мережковский (1865—1941) отошел от поэзии еще в России. Но запоминаются эти его стихи, кажется, написанные уже в эмиграции:

Не слаще ли сладкой надежды земной,

Прости меня, Господи, вечный покой.

Всю жизнь он страстно хотел поверить в воскресение, иногда, может быть, и верил, но в какой-то момент, настроенный устало-старчески, готов был вечной жизни предпочесть вечное забвение.

Зинаида Гиппиус (1869—1945), как и Вячеслав Иванов или Константин Бальмонт, стиля своего в эмиграции не изменила. Осталась верна излюбленным ею ломким дольникам: она «изобрела» этот размер еще в 90-х гг. и, несомненно, обогатила им русскую поэзию. Более полувека Бог был ее главным героем в поэзии, Бог, в котором она не переставала сомневаться. Другой герой — дьявол, и все демонское она изображала, поражая «реализмом» деталей, например, в описании бесовской девочки в сером платьице.

В стихах, написанных уже во Франции, Зинаида Гиппиус иногда доискивалась-договаривалась до каких-то глубин, которых не знал ее долголетний и куда более поверхностный спутник — Мережковский:

Но свободою Бог зовет, Что мы называем любовью.

Эти строки она зашифровала из боязни, что дьявол эту тайную мудрость исказит, писал ее друг Владимир Злобин, сумевший ее шифр разгадать.

Зинаида Гиппиус молилась Маленькой Терезе Сердца Иисусова, которая по возрасту могла бы быть ее младшей сестрой (1873—1897). Ей посвящены эт<и замечательные стихи, написанные все теми же валкими, хрупкими дольниками:

Она не судит, она простая, Желанье сердца она услышит, Розы ее такою чистою, Такою нежною радостью дышат.

Мережковские жили в гуще эмигрантской жизни: на устраиваемые ими Вечера у зеленой лампы и на их традиционные воскресные приемы являлся весь литературный Париж, включая тогдашнюю молодежь. Но всё эмигрантское в поэзии Зинаиды Гиппиус мало отразилось: в «мережковском» Париже продолжался «Мережковский» Петербург. Обсуждались и новые проблемы, но на тот же «ме-режковско»-петербургский лад.

Зинаида Гиппиус — большой поэт, но в эмигрантском Париже ее салонную ауру ценили больше ее стихов. Внесла она в русскую поэзию особую интонацию — небрежно-ироническую, утаивавшую ее «самое главное» или заглушавшую ее глас вопиющего в пустыне современного безверия, которое и ее заражало. Было в ней нечто вольтерьянское, было и иван-карамазовское, с добавкой гротеска, сродного Босху или Гоголю, но было еще и нечто детское (что отметил Ремизов), и вот вопреки рассудку и искушающим бесам, она молилась своей Маленькой Терезе.

Иван Бунин (1870—1953). У Бунина-стихотворца те же молниеносные «быстрые глаза», что и в его прозе, но по отзывам почти всех поэтов, стихи его не «звучат», нет в них магии, — тех волшебных звуков, которые, по утверждению Пушкина, вместе с думами и чувствами, образуют нераздельный союз поэзии. В прозе Бунина, например в коротких рассказах или же в «Жизни Арсеньева», несравненно больше лирического «огня», чем в монотонных стихах Бунина.

Сергей Маковский (1877—1962), знаток живописи, редактор журнала «Аполлон» (1909—1917) — рупора Кузмина и акмеистов, писал стихи еще в России. Ему неожиданно очень удались некоторые стихотворения, написанные, когда ему было уже за семдесят. Есть в его сенилии не только мастерство, но и лирическая прелесть.

Игорь Северянин (Лотарев, 1887—1942) поселился в Эстонии, в рыбацкой деревушке Тойла, а умер в Ревеле, во время немецкой оккупации. Несомненно, есть поэзия в самых вульгарных стихах Северянина, которые он с таким успехом читал в старой России («

Шумном платье муаровом / Вы проходите морево...»). В его поэзии Пошлость спела свою песню где-то на отрогах российского Парнаса, и спела во весь голос, что, вопреки общепринятому мнению о нем поэтов, понял и оценил Федор Сологуб, и был прав.

«рыбацких» стихах Северянина никакой пошлости нет, их мог бы одобрить С. Т. Аксаков, написавший «Записки об уженье рыбы». Вместе с тем, слышится в них та же напевность, что и в прежних

Эстрадных стихах:

Осеню себя осенью, — в дальний лес уйду,

В день гуманный и серенький подойду к пруду.

Владислав Ходасевич (1886—1939) сравнительно поздно создал свой стиль, но создал еще в России. Многие его лучшие стихи написаны в эмиграции. «Жив Бог, умен, а не заумен...» утверждал он, отмежевываясь от всех темных поэтов, от всякой невнятицы. Сам был умен, и некоторым читателям казалось, слишком даже ужен, и очень уж не стихиен в своих тщательно выверенных стихах. Один поэт сказал мне в шутку: — Какой бы вышел замечательный поэт, если бы удалось смешать рассудительного Ходасевича с безрассудной Цветаевой, интеллект и стихию

Ходасевич — умный скептик, всеми силами страстной души свой скептицизм ненавидевший, был одержим самыми романтическими «бессмысленными мечтаниями» о каком-то чуде в искусстве. Он хотел, чтобы в его пенье ворвалась музыка, музыка, музыка...

А в его поэзии звучала не музыка, как у Блока, а звучало осмысленное слово, хотя предчувствуя невозможное чудо, он иногда готов был лирическое бормотание предпочесть логике:

Перешагни, перескачи, Перелети, пере - что хочешь Но вырвись: камнем из пращи, Звездой сорвавшейся в ночи... Сам затерял — теперь ищи... Бог знаеГ, что себе бормочешь, Ища пенсне или ключи.

Такие «кратчайшие» стихи, отравленные иронией, но и мучительной тоской, ему особенно удавались.

Есть злая ирония и есть мука в этом едва ли не самом лучшем

Стихотворении Ходасевича («Перед зеркалом»):

Я, я, я. Что за дикое слово! Неужели вон тот — это я?

Разве мама любила такого,

Желтосерого, полуседого И всезнающего, как змея?

Его поэзия есть борьба между иронией и музыкой. Он хотел, чтобы музыка победила, но ирония все же заглушала музыку.

Марина Цветаева (1892—1941) стала поэтом еще в России. Но лучшие стихи она написала за те 17 лет, которые прожила в эмиграции, в Берлине, в Праге и в Париже. Эмигрантские читатели были к ней равнодушны, а эмигрантские поэты относились насмешливо. России ее ценил Пастернак.

Трудно было налаживать личный контакт с Цветаевой. В собеседнике она искала и находила или мифологического героя или же антигероя, обывателя-пошляка. Была она требовательна, самовластна подобно воспетой ею Марине Мнишек, а жила в нищете, непризнанная как в эмиграции, так и в России, куда она вернулась в 1939 г., и где никто не хотел или не мог ей помочь.

Если бы Цветаева была проще, «удобнее» в общении, она не была бы Цветаевой, не создала бы свой особый, насыщенный мифологиеи огромный мир в звучной громкой поэзии, которая резала слух многих парижских поэтов, тихо напевающих свою парижскую ноту

По-русски никто о ней так не сказал, ни в стихах, ни в прозе свои эмпиреи она подняла, хоть и не надолго, своего единственного ученика в эмиграции Николая Тройского (1909—1934). Был он поэт очень талантливый и рано погиб. Лучшая его вещь — поэма «Беладонна», была навеяна стихами Цветаевой.

ЮРИЙ ИВАСК

Все для школы: темы сочинений, разработки уроков. Изложения и пересказы сюжетов. Конспекты уроков и поурочное планирование. Сценарии, диктанты и контрольные для проведения уроков.

Учебные пособия и тематические ссылки для школьников, студентов и всех, занимающихся самообразованием

Сайт адресован учащимся, учителям, абитуриентам, студентам педвузов. Справочник школьника охватывает все аспекты школьной программы.