Реклама


Объявления

Проходящих теней вереница (по лирике Брюсова)

В стихотворении «Детская» (1901) с крайним усилением иррационального момента, доведенного до пределов «импрессионистской мифологии» (редкой у Брюсова);

    Раз, два, три, четыре, пять, Бегом тени не догнать. Слово скажешь, в траву ляжешь, Черной цепи не развяжешь. Что под нами, под цветами, За железными столбами? Кто на троне? кто в короне?

В стихотворении «Раньше утра» (1902) с таким же (усилением:

Ночь канула в года, свободно и безумно.

И еще в стихотворении «Приветствие»:

    .. .И пляшут вечерние мысли Размеренно-радостный танец Среди еле слышных и звонких Напевов встающих теней. (1904) И еще: Вечер мирный, безмятежный Кротко нам взглянул в глаза, С грустью тайной, с грустью нежной,., И в душе под тихим ветром Накренились паруса. (1905) В стихотворении «Угрюмый час»: Закат загадочно-багровый В воде — горит как сон лиловый. .. (1906) И строфа, в которой импрессионистическое восприятие как бы находит себе соответствующий идейный эквивалент: С солнцем смотрим, с небом плачем, С ветром лугом шелестим, Что мы знаем? что мы значим? Мы — цветы! мы — миг! мы дым! (1908, I, 461)

Импрессионистические ходы в поэзии Брюсова — характерное явление. И тем не менее иррационально-импрессионистическая стихия не получала в его творчестве широкого развития: она ограничивалась самой природой по творчества. Суггестивная выразительность импрессионистического стиля давалась Брюсову далеко не все, хотя он и не мыслил без нее своей поэзии. Эмоционально-импрессионистические формы Брюсов отяжелял логикой, которой они по своей сути были чужды. Ю. Н. Тынянов удачно называет метод, который возникал у Брюсова в результате этого наложения, «рационализмом смутного». Действительно, модернистское пренебрежение к аналитической мысли и к науке (особенно демонстративно заявлял об этом Бальмонт) было глубоко враждебно Брюсову. Логическая мысль, пафос разумного познания жизни являлись для него одним из главных источников вдохновения. Брюсов, в восприятии современников, был поэтом отчетливой мысли.

Проповедуя в своих стихах, как и другие символисты (Бальмонт, Вяч. Иванов), культ страсти, порыва, мгновенных прозрений, «священного безумия», Брюсов, как уже отмечалось, обладал очень трезвым и рационалистическим интеллектом. Б день своего пятидесятилетнего юбилея, отвечая на приветствие, обращенное к нему известным литературоведом П. Н. Сакулиным, Брюсов говорил: «Павел Никитич Сакулин сказал. .. обо мне: «среди одержимых... он был наиболее трезвым, наиболее реалистом». Это правда. И он еще добавляет: «он, — т. е. я, — был среди символистов утилитаристом». И это верно. Я помню, отлично помню, наши очень бурные споры с Вячеславом Ивановым, который жестоко упрекал меня за этот реализм в символизме, за этот позитивизм в идеализме».

Конструктивно-логическое начало пронизывает и определяет брюсовскую поэзию на всем протяжении ее развития.

    Люблю я линий верность, Люблю в мечтах предел. (1893)

Эти стихи не следует рассматривать как универсальное всепокрывающее кредо Брюсова. Они являются лишь одним из голосов в его поэзии, но голосом сильным и о многом говорящим. Рубеж, предел, организация, отчетливость, расчлененность — все это имеет в структуре брюсовского творчества основополагающее значение. Этими чертами поэзия Брюсова отличается от господствующей стилевой линии символистского искусства.

В связи с этим из всего ряда доминант, определяющих поэтику стиха (слово и его смысловые излучения; жанровые формы; ритм и интонация; фонетика и рифма И Др.). едва ли не самой важной для Брюсова является мистическая тема, взятая не в «музыкальном» смысле, Как во многих стихотворениях Блока, а в сюжетном и Логическом. Ведь именно тема, несущая в себе мысль, И является наиболее прямым и действенным средством Логической организации материала, и в этом отношении Не только информативна, но и структурна. «В лучших (меурбанических) стихотворениях Брюсова, — писал Осип Мандельштам, — никогда не устареет черта, делающая его самым последовательным и умелым из всех русских символистов. Это мужественный подход к теме, Полная власть над ней, — умение извлечь из нее все, что Она может и должна дать, исчерпать ее до конца, найти для нее правильный и емкий строфический сосуд. Лучшие его стихи — образец абсолютного овладения темой: «Орфей и Эвридика», «Тезей и Ариадна», «Демон самоубийства». Брюсов научил русских поэтов уважать тему, как таковую».

Все для школы: темы сочинений, разработки уроков. Изложения и пересказы сюжетов. Конспекты уроков и поурочное планирование. Сценарии, диктанты и контрольные для проведения уроков.

Учебные пособия и тематические ссылки для школьников, студентов и всех, занимающихся самообразованием

Сайт адресован учащимся, учителям, абитуриентам, студентам педвузов. Справочник школьника охватывает все аспекты школьной программы.