Реклама

Объявления

Ранние русские переводы Сервантеса

Нужно сказать, что "Назидательные новеллы" (и "La Gitanilla" в частности) очень сложны для перевода. А. В. Федоров так характеризовал их лексические и стилистические особенности: "Язык "Назидательных новелл" отмечен широтой и богатством словаря, что соответствует многообразию и богатству предметов внешнего мира, переживаний, событий, о которых рассказывает автор, о которых говорят персонажи; отличается их язык и великим многообразием стилистических оттенков, вкладываемых в слова и их сочетания, обширным диапазоном средств построения фразы - от витиеватого, на старинный лад, книжного предложения до живой и грубоватой речи в репликах. Естественно, что при таком разнообразии языковых ресурсов в тексте "Назидательных новелл" встречаются постоянные и многочисленные контрасты".

В целом следует отметить яркий, выразительный язык смоленского переводчика, его стремление по возможности придерживаться сервантесовского текста, не допуская при этом буквализмов. Примером точного перевода может служить первое предложение новеллы: "Parece que los gitanos solamente nacieron en el mundo para ser ladrones" (23)11 . - "Кажется, что Цыгане ни для чего иного произошли в свете, как токмо чтобы быть ворами" (I).

Во многих случаях, когда буквально перевести сервантесовский оборот не удается, переводчик предлагает ему удачную замену, например: "La prenda que una vez comprada nadie puede deshacer de ella sino con la muerte" (59) - "He вдруг должно ту цепь заключать, кою одна смерть может прервать" (81),13 - отметим появление рифмы, которая придает высказыванию афористичность, что характерно для стилистики оригинала; вот другой пример продуктивной перемены синтаксической формы выражения: "Triunfando, pues, de lo que no quisieramos..." (69) - "наша радость о несчастной сей победе..." (113).

Смоленский переводчик принял смелое решение и перевел само имя главной героини новеллы: Preciosa (буквально "Драгоценная") в его варианте зовется Неоцена. И Кабрит, и впоследствии Кржевский оставили имя цыганки без перевода (Прециоза и Пресьоса). Трудно сказать, какое из двух решений более удачно, так как в новелле есть эпизод, в котором имя героини обыгрывается ("Ты называешься Неоценою; да и подлинно не есть ли ты изображение драгоценного камня...", 19). По всей вероятности, переводчик из Смоленска был знаком с двумя существовавшими на тот момент русскими переводами "Дон Кихота" (И. А. Тейльса, 1769 года и Н. П. Осипова, 1791 года); в обоих из них имена собственные часто подвергаются русификации или переводу. Например, прекрасная Китерия в переводе 1791 года именуется Прекраса,15 так что, возможно, переводчик "Прекрасной цыганки" соотносил свою работу с уже существующей традицией. В отечественной теории перевода передача смысловых имен собственных и в наше время рассматривается как проблема, не имеющая однозначного решения, выбор подхода определяется в каждом конкретном случае.16 Более спорным представляется решение изобразить Неоцену внучкой старой цыганки, а не племянницей, как это сказано у Сервантеса в самом начале новеллы. Правда, в дальнейшем в оригинале появляются обращения "nieta" и "abuela", так что можно предположить, что переводчик пошел на некоторое упрощение оригинала, чтобы избежать смысловой путаницы.

К несомненным достоинствам перевода 1795 года следует отнести то, что в нем сохранилось немало испанских реалий (алкад, алгвазил, реал, мараведис и др.), антропонимов и топонимов - правда, их перевод не всегда выдержан последовательно. В своей работе с именами собственными переводчик совмещал три подхода: одни имена русифицировал (Cristinica - Христинушка), другие офранцуживал (Santa Barbara - Сент Борбе), в третьих пытался передать испанскую фонетическую форму (don Sancho - дон Санх параллельно с дон Санш); подходы эти могли и смешиваться (Carducha - Кордуха). Такое разнообразие служит еще одним подтверждением гипотезе, что смоленский переводчик пользовался как испанским, так и французским текстом новеллы.

Переводчику даже удалось разобраться со специфически испанской особенностью произношения, не передаваемой по-русски: "...dijo Preciosa que, como gitana, hablaba ceceosa, у esto es artificio en ellas, que no naturaleza" (31) - "...сказала молодая цыганка, пришепетывая наподобие цыганок; сие есть род щегольства ими употребляемого" (15).17 В других случаях, когда нужно передать слова, не имеющие соответствия в русском языке, переводчик использует родовые понятия вместо видовых: "uno que hizo un romance у un soneto" (67) - "сочинитель тех стихов и сонета" (105).

Любопытно, что переводчик обратил внимание на своеобразие испанского стихосложения и даже оставил в примечании свою оценку поэтических способностей Сервантеса. Так, вместо того чтобы привести в каком-либо варианте "удивительные" стихи, посвященные королеве Маргарите, переводчик делает примечание: "Без сомненья позволят мне о них умолчать. Сей славный сочинитель не внушил бы нам сие самое удивление. Худые рифмы и странная смесь священного и светского составляют почти все то, что на разрешение Королевы Маргариты от бремени в том сочинении написано" (II).19 Таков один из первых в России критических откликов на испанскую поэзию. Под "худыми рифмами" автор примечания, вероятно, разумел характерную для испанского романса ассонансную рифмовку, основанную на совпадении гласных в ударных слогах четных строк стихотворения (Europa - joya - todas - pompa и т. д.).

С другой стороны, важно отметить наличие в русском тексте и стихотворного перевода двух поэтических фрагментов "Цыганочки" (песни Андреса и Клементе и ответа Пресьосы). Оба стихотворения по-русски передают смысл оригинала близко к тексту (французские стихи у Кабрита в сравнении с ними являются, скорее, вариациями на заданную тему), они определенно выполнены с испанского языка, однако столь темны и усложнены по форме, что, на мой взгляд, переводчику уместнее было бы воздержаться от критики поэтического мастерства Сервантеса. Как образец первой в России попытки стихотворного перевода с испанского языка процитирую одно четверостишие:

En esta empresa amorosa

donde el amor entretengo,

por mayor ventura tengo

ser honesta que hermosa.

Оно передается как

Любовным новым для меня огнем

Мой пламенеть дух начинает;

Однако он предпочитает

Чтоб больше честной мне быть, прекрасной чем.

(133)

Все для школы: темы сочинений, разработки уроков. Изложения и пересказы сюжетов. Конспекты уроков и поурочное планирование. Сценарии, диктанты и контрольные для проведения уроков.

Учебные пособия и тематические ссылки для школьников, студентов и всех, занимающихся самообразованием

Сайт адресован учащимся, учителям, абитуриентам, студентам педвузов. Справочник школьника охватывает все аспекты школьной программы.