Реклама

Объявления

Реализация различий между буквой и звуком

Методологическую основу этой реализации И. А. Бодуэн де Куртенэ сформулировал следующим образом: "Русский алфавит вовсе не связан с русским языком по существу; он связан с ним только благодаря исторической случайности .

То есть при известных исторических обстоятельствах (например, при выборе иной государственной религии) для русской письменности мог быть использован латинский или даже арабский алфавит. Также по "исторической случайности" русское письмо в большинстве случаев передает не звуки, а фонемы. Если бы не гений М. В. Ломоносова, возможно, что в русской письменности на некоторое время утвердился бы и в большей степени проявился к настоящему времени отстаиваемый В. К. Тредиаковским фонетический принцип письма "по звонам". Часть написаний традиционны и условны, а в целом наша орфография не указывает непосредственно на произношение слов. В связи с этим можно определить конкретные случаи соотношения между буквой и звуком:

- без расхождения между произношением и написанием (конкурс, табло );

- одна буква одновременно обозначает два звука (е ль, е лка, ю ла, я ма);

- одна буква в разных случаях обозначает разные звуки (сто л - сто ла, же ст - ве сна, гриб ы - гриб );

- буквы ъ и ь совсем не обозначают звуков;

- буквы в, д, л, т могут обозначать нуль звука (чув ствовать, серд це, сол нце, чест ный);

- один звук обозначается разными буквами (обжо ра, же лудь);

- две одинаковые буквы (удвоенные) обозначают один краткий звук (купленн ый, алл ея, перр он, апп арат);

- две одинаковые буквы (удвоенные) обозначают один долгий звук (касс а, гамм а, сожж ем);

- один долгий звук обозначается двумя разными буквами (сж ег, происш ествие);

- один долгий звук обозначается двумя разными комбинациями букв (сш ить, влезш ий; сч еты, заказч ик; обезж иренный, сж ать);

- одна буква обозначает один долгий звук (щ етина, полощ и);

- одна буква может факультативно функционировать вместо другой (фактически получила "права гражданства" буква е , употребляющаяся вместо буквы е , что, кстати, привело к многочисленным орфоэпическим ошибкам в произнесении слов типа афера, головешка, желоб, жердочка, никчемный, опека, шерстка и под.);

- буква разделительный твердый знак может факультативно "незаконно" заменяться апострофом (об'явление, под'езд, с'емка, с'езд и т.д.).

Примеры подобных соотношений написанного и произносимого в русском письме бесконечны. И в большинстве случаев языковое сознание рядовых носителей русского языка (не являющихся специалистами в области лингвистики) это различие не замечает и с недоумением реагирует на то, что, например, в словах гнезд, тяжко, моего, легкое, ее звучат какие-то мифические, с их точки зрения, сочетания звуков: [гн'ост], [т'ашкъ], [маjиво], [л'охкъjь], [jиjо].

Можно предположить, что во многих случаях подобное инспирировано не только давлением буквы, но также имеющимся в сознании каждого человека фонематическим слухом, чутьем, которое соотносит представление о звуке с сильным вариантом фонемы. Фонемный же принцип русского алфавита и русской орфографии лишь способствует закреплению этого звукового представления. "Графический образ не может не оказывать влияния на восприятие звука... Даже если мы не читаем, а слушаем или произносим... буквы оказывают давление на наше восприятие, заставляя воспринимать разумом не совсем то, что воспринимается слухом"12 .

Звук и буква в анализе фонетического строя художественной речи. Академик Ф. Ф. Фортунатов относил смешение звуков языка с буквами к числу "крупных, основных ошибок" теории, "которые происходят вследствие смешения совершенно разнородных фактов и создают в умах учащихся такую путаницу понятий о явлениях языка, вследствие которой... занятия русской грамматикой в школе способны вызвать у учащихся отвращение к теоретическому изучению языка" .

Разумеется, большой беды нет, когда родители говорят о своем ребенке: "Он не выговаривает букву р ", хотя, конечно, речь в этом случае должна идти не о букве. Наверное, не так страшно, когда преподаватель вокала, даже такой квалифицированный, как Г. Вишневская, требует от ученика на транслируемом телевидением уроке "петь букву а ", но хотелось бы, чтобы специалист избегал таких ошибок. Плохо, когда логопед считает, что его подопечный "заикается на букве и". Но совсем никуда не годится, когда филолог, анализирующий звуковой строй художественной речи, не обращая внимания на нетождественность буквы и звука, вводит в заблуждение и себя, и своих читателей, как это показал М. В. Панов: "Один филолог, не знающий фонетики, нашел "блестящую инструментовку на е" в таких стихах Тютчева:

Слезы людские, о слезы людские,

Льетесь вы ранней и поздней порой...

Филолог думает, будто в этих строках повторяется звук [э] ("они инструментованы на е" ). На самом деле звук [э] здесь... не встречается ни разу!" .

Подобного рода ошибки делают часто и довольно маститые литераторы, даже известные как тонкие ценители звучащей речи. Так, Ю. Олеша, размышляя об акустическом впечатлении, производимом строками А. С. Пушкина, подмечает то, чего нет. "И пусть у гробового входа... Пять раз подряд повторяющееся "о" - "гробовоговхо". Вы спускаетесь по ступенькам под своды, в склеп. Да-да, тут под сводами эхо!"15 . Однако звуков [о] здесь только два: те, что под ударением. Остальные три буквы о читаются по-другому. Впрочем, нет здесь и повторяющегося звука [г]: [гръбавовъ фходъ].

К. И. Чуковский, со слов А. А. Блока, сообщал, что "Двенадцать" поэт начал писать со строчки: "Уж я нож ичком полосну, полосну!", потому что "эти два "ж" в первой строчке показались ему весьма выразительными"16 . Выразительными поэту здесь могли показаться только буквы. Но означают они в приведенной строке разные звуки: [ш] - уж и [ж] - нож ичком.

Подводит незнание закономерностей соотношения звучащей и письменной речи и других признанных мастеров "звукописи" (аллитераций и ассонансов) и семантической характеристики отдельных звуков. По свидетельству Л. Успенского, слушавшего лекцию К. Бальмонта о поэтическом мастерстве, последний, утверждая, что в русских словах "все огромное определяется через О", приводил примеры, в числе которых пОхОрОны, пОлнОчь, бОльшОе, ОстрОв, ОзерО, ОблакО, ОгрОмнОе, ОпОлзень, грОза" (выделено Л. Успенским. - А. Л. ), В то же время [о] здесь мы слышим только в ударных слогах или вообще не слышим, например, в слове гроза.

Вообще следует заметить, что получившие популярность в последние десятилетия исследования смысловой, образной, цветовой выразительности звуков ориентируются в основном именно на представление носителей языка об этом звучании, т.е. на букву (или, как ее называют в таких исследованиях, звукобукву), а не на реальное звучание. По мнению некоторых ученых, это имеет чисто технические удобства: звукобуквенную форму легко задать компьютеру.

Действительно, "технические удобства" налицо. Но будем ли мы в таком случае иметь корректный анализ стихотворного текста, который, безусловно, в большинстве случаев рассчитан именно на слуховое восприятие. С другой стороны, художественные тексты создавались, распространялись множество лет и в устной форме (фольклорные произведения, например). Былины, песни, обрядовые тексты, частушки, прибаутки, пословицы и поговорки, скороговорки - все это существует с незапамятных времен, создавалось и распространялось тысячами людей, не знающих буквы. На чем же строились звуковая выразительность и звуковая значимость в таких творениях? Ясно, что не на комбинациях букв, а на комбинациях звуков. А на какое восприятие рассчитывают писатели и поэты, создавая тексты для маленьких читателей, - на восприятие буквы или звука?

Все для школы: темы сочинений, разработки уроков. Изложения и пересказы сюжетов. Конспекты уроков и поурочное планирование. Сценарии, диктанты и контрольные для проведения уроков.

Учебные пособия и тематические ссылки для школьников, студентов и всех, занимающихся самообразованием

Сайт адресован учащимся, учителям, абитуриентам, студентам педвузов. Справочник школьника охватывает все аспекты школьной программы.