Реклама

Объявления

Русская жизнь в произведениях Чехова

Повествователь вступает па путь смелого художественного антропоморфизма, и в пейзажных картинах ему открывается, что сама природа Говорит и как будто даже «думает» о том же: в полете долговечных птиц, в неизменности природных циклов, в безграничности степи — «пи в чем не видно было смысла» и даже лучи восходящего солнца, ложась на землю, стараются показать, «что это не надоело им», то есть тоже участвуют в каком-то вечном обмане. Но герои Чехова, которые сродни природе, и сама природа, которой надоело обманывать, и повествователь, обнимающий художественным взором и пастухов, и овец, и грачей, и степь, знают, что смысл ЖИЗНИ и счастье вместе с ним должны быть найдены. Повествователь, разумеется, видит дальше, чем его герои. Он знает, что «на этом свете, кроме молчаливой степи и вековых курганов, есть другая жизнь, которой пет дела до зарытого счастья и овечьих мыслей». Чехов больше любил деятельное существование И энергичных людей, чем овечьи МЫСЛИ и ЖИЗНЬ, застывшую на века. Тем более важно ему было, что смутная мысль о счастье появляется даже среди степного безмолвия.

Примерно так же обстоит дело и в знаменитой чеховской «Степи» (1888). Степь принимает облик живого существа, она изнывает, томится и тоскует. Степная трава жалуется и убеждает кто то, что солнце выжгло ее понапрасну. Стенной коршун «вдруг останавливается в воздухе, точно задумавшись скуке жизни, потом встряхивает крыльями и стрелою несется над степью, и непонятно, зачем ОН летает и что ему нужно». Вместе с тем в степи есть нечто богатырское, она навевает мальчику Егорушке сказочные мысли, и он знает, что по степи должны были бы ездить люди вроде Ильи Муромца и Соловья разбойника и что богатыри были бы ей к лицу.

Эти образы и картины сплетаются с мыслью о счастье, о нем думает степь и тоскуют люди, о нем думает и рассказчик, недаром он спрашивает об одиноком тополе: «Счастлив ли этот красавец?» Мы видим даже безмерно счастливого, влюбленного человека, но он одинок. Все же остальные простые русские люди любят вспоминать прошлое, к настоящему же относятся почти с презрением. Теперь, считают они, «дороги стали короче, купцы скупее, народ беднее, хлеб дороже, все измельчало и сузилось до крайности». Здесь Чехов проницательно отметил характерную черту народного сознания его времени: идеализация прошлого всегда возникает в периоды общественных переломов.

Русская жизнь переживала один из таких периодов, и па степных просторах появились новые люди и новые нравы. По степи «кружит» богач Варламов, и перед загадочной денежной властью его склоняются все: и купец, и объездчик, и священник, и красивая знатная дама. Это богатырь нового времени, в нем виден размах, но нет поэзии, ОН — олицетворение безрадостной деловой сухости.

Есть в «Степи» и воплощение подлинной мощи, стихийной и буйной, — подводчик Дымов, рослый, красивый и сильный человек. В нем много злобы и бессмысленной жестокости; паше знакомство с ним начинается с того, что мм ВИДИМ, как ОН хлещет что-то кнутом. «Судя по движениям его плеч и кнута, которую выражала его поза, он бил что-то живое». Дымов бьет живое существо с жадностью — эта страшная подробность введена не случайно. На этот раз он убил ужа, но про него недаром говорят: «Дымов, известно, озорник, все убьет, что под руку попадется».

И рассказчику тоже кажется, что взгляд Дымова «искал, кого бы убить от нечего делать и над чем бы посмеяться». Егорушка ненавидит Дымова всей душой, а это для автора и читателя много значит. И вместе с тем Дымов не просто злой Озорник, а еще и тоскующий человек. «Скуплю мне!» — говорит он, и в это время лицо его не выражает злобы.

«Жизнь наша пропащая, лютая!» — восклицает Дымов, и здесь уже видна мысль, еще стихийная, едва иарождаюшаяся, но все-таки просыпающаяся мысль. Куда приведет Дымова жизнь — мы не знаем. В одном из писем Чехов говорил, что Дымов создан для революции, но так как ее « России не будет, то он угодит в острог. В рассказе Чехов не дает такого ответа и доверяет жизни досказать будущее этого человека. Не говорит он и о судьбе Егорушки, для которого начинается новая, неведомая жизнь. «Какова-то будет эта жизнь?» спрашивает автор о своем маленьком герое, но в сознании читателей вопрос расширяется. Что будет с другими людьми? Они тоскуют вместе со степью, они не хотят, чтобы жизнь их была «пропащая, лютая», достойная презрения, и В их неясных мыслях и смутных стремлениях таится возможность важных жизненных перемен.

Об этом Чехов писал не только в «Счастье» и «Степи», но и во многих других рассказах начиная с середины 80-х годов. В это время в русской жизни все явственнее стали намечаться симптомы оживления, предвещавшие общественный подъем 90-х годов. Чехов стремился выяснить, как зарождается в людях мысль о правде и неправде, как возникает первый толчок к переоценке жизни, личной и общей, как человек, совсем, казалось бы, к тому неподготовленный, выходит из состояния умственной и душевной пассивности.

Начинался новый период творческого развития Чехова.

Все для школы: темы сочинений, разработки уроков. Изложения и пересказы сюжетов. Конспекты уроков и поурочное планирование. Сценарии, диктанты и контрольные для проведения уроков.

Учебные пособия и тематические ссылки для школьников, студентов и всех, занимающихся самообразованием

Сайт адресован учащимся, учителям, абитуриентам, студентам педвузов. Справочник школьника охватывает все аспекты школьной программы.