Реклама


Объявления

«Симплициссимус» вершина творчества Гриммельсгаузена

«Симплициссимус» стал вершиной творчества Гриммельсгаузена. Это своеобразное и неповторимое полотно, преисполненное горечи и юмора, в котором отображены бедствия и ужасы Тридцатилетней войны (1618—1648), что опустошила центральную Европу и, прежде всего, Германию. Но произведение Гриммельсгаузена не хроника и не бытоописательный роман, как и не собрание сцен лагерной, производной, городской или сельской жизни. Ни один из решающих военных эпизодов, ни одно значительное историческое лицо не описано в книге. Тридцатилетняя война служит лишь грозным фоном, исторической обстановкой, совокупностью обстоятельств, которые определяют судьбу и поведение героя.

«Симплициссимус» глубоко врос в литературу своего время. Гриммельсгаузен хорошо знал немецкие народные книги XVI ст.: «Мелузину» (1474), «Фортунату» (1509), сборники шванков наподобие «Подорожной книжечки» (1555) Викрама или историй о затеях шута Эйленшпигеля (1515), далекого предтечи его героя. Он брал из них очаровательно-сказочные и сатирические мотивы, анекдотические ситуации и готовые «остроумные ответы». Вопреки этому, Гриммельсгаузена нельзя считать простым продолжателем этой литературы, поскольку он как писатель сложился и развивался в пределах господствующего стиля барокко, создавая его народный вариант. Он выстраивал «Симплициссимуса», отталкиваясь от образцов возвышенной литературы барокко, используя его поэтику и стилистику для создания новой «великой формы»; тайна (рождение), неожиданные встречи и другие композиционные приемы героико-галантных романов использованы для сюжетных связей рассказа.

Само обращение к возвышенной книжности было необходимо для создания особой повествовательной манеры рассказа, которая приводила к возникновению резкого контраста между языком и стилем, которым описаны события, и тем, что происходит на самом деле. Смешивание разнородных элементов не нарушает единства рассказа, а создает трагическое напряжение или усиливает комизм.

Личность Симплициссимуса, по замыслу автора, чрезвычайно простая. Это персонифицированная «tabula rasa» — чистая восковая доска, на которой жизнь ваяет свои письмена, поучительный пример риторической проповеди. Проходя через преисполненную злоключений жизнь, главный герой старается постигнуть ее. Его мысль направлена не вглубь себя, а во внешний мир, который он созерцает с ужасом или насмешкой. Но он сознает себя как личность и особый характер. «Не был бы я Симплициссимусом!» — выкрикивает он, подчеркивая своеобразность своего характера и своего понимания вещей.

Симплициссимус выступает в романе носителем здравого смысла. Он связан с народным опытом и преисполнен насмешливого оптимизма. Его личный опыт дополняется аллегорическими картинами, которые разрешают перейти границы непосредственно познаваемого мира и прорваться к его сущности. Гриммельсгаузен использовал весь арсенал риторических средств барокко от ораторского языкового порядка, и заканчивая сложными аллегориями, притчами и поучительными примерами из жизни. Аллегорическое осмысление действительности проходит через весь роман о Симплициссимусе. Аллегорический отсвет ложится и на его главных героев. Возникает дидактический триптих, в центре которого находится сам Симплициссимус, а крылья образуют Херцбрудер, который олицетворяет жизнь праведника, который отрекся от всего земного под влиянием военных тяжелых времен и собственных бед, почти бестелесный, и кровавый Оливье — страшный пример заскорузлого лиходея и отчаянного грешника. Между ними, как двумя обычными началами добра и зла, и качается, будто маятник, Симплициссимус — обычный смертный, который попал в водоворот войны. Плавая в жизненном море, он выработал лукавые и гибкие правила поведения и морали. Он не способен усвоить аскетические идеалы Херцбрудера, но и не доходит до полнейшего морального падения, как Оливье.

Гриммельсгаузен объединяет аллегорию с утопией и сатирой. Он часто обращается к традиционным средствам народной сатиры. У писателя в кривом зеркале «мира наизнанку» преисполненного насилия и несправедливости мир надевает личину совершенства. На дне озера Муммельзе Симплициссимус издевательски сообщает наивным и доверчивым сильфам, что на земле все происходит наилучшим образом, повсюду властвует мир, роскошество, а самое главное, справедливость. Утопическое царство сильфов, лишенное человеческих страстей и радости, безликих и послушных, которые механически работают ради общего благосостояния, не по душе Симплициссимусу. Симпатии героя не завоевывает и реальная, осуществленная на земле Утопия — община «перекрестов», которую он якобы увидел в Венгрии.

Гриммельсгаузен — народный писатель, так как выразил лучшие порывы и стремления своего народа и создал грандиозное и неповторимое художественное полотно, в котором с большой силой отобразил свою эпоху. Но он был и народным рассказчиком, талант которого особенно раскрылся в романах, которые стали продолжением «Симплициссимуса» — «Кураж» и «Шпрингинсфельд». Они также обожжены горячим дыханием Тридцатилетней войны. Кураж — типичная маркитантка и авантюристка. Она выросла в богемском городке Прахатиц. Когда ей исполнилось тринадцать лет, город захватили и разорили имперские войска. Чтобы спасти Либусю (так, собственно, ее звали) от разнузданности ландскнехтов, ее переодели в мальчика. Под именем Янко она становится пажем ротмистра, а когда перестал быть тайной ее пол — его любовницей. Она проходит через множество приключений, несколько раз выходит замуж — за полковника, лейтенанта, мушкетера и маркитанта, идет за войском, лично принимает участие в боях и в конце концов прибивается к цыганам. Эгоизм и привязанность ко всему земному предоставляет ей жизненной силы и цепкости, но она идет лишь вниз. Она завистливая, корыстная, мстительная и бессердечная, ее настоящее пристанище — лагерь, где она слоняется в мужской одежде и торгует табаком и водкой. Свои «мемуары» она пишет на зло Симплициссимусу, поскольку встречалась с ним и обманула его. Книга написана в традициях плутовского романа. Б. Брехт трансформировал образ Кураж, раскрыв его трагическую подоснову в пьесе «Матушка Кураж и ее дети».

«Шпрингинсфельд» («Springinsfeld») — роман о судьбе отважного, находчивого и веселого товарища Симплициссимуса во времена их молодости. Теперь он зарабатывает на жизнь игрой на скрипке и кукольными спектаклями. Его спутница, юная лютнистка, еще бессовестнее, чем Кураж, нагло его одурачивает. Он покорно идет за ней, «предположения не имея о какой-то чести». Лютнистка находит «удивительное птичье гнездо», которое делает ее невидимой. Она оставляет Шпрингинсфельда и использует находку для обогащения и разнообразных затей, которое приводит ее к гибели. Шпрингинсфельд пристает к венецианским вербовщикам и помогает им игрой на скрипке заманивать рекрутов, странствует, теряет ногу, нищенствует— жалкая и типичная судьба ландскнехта.

Дальнейшие два романы рассказывают о судьбе «удивительного птичьего гнезда», которое переходит из рук в руки. Наверное, они превосходят «Симплициссимуса» живостью и легкостью изложения, но заметно уступают в художественном напряжении, трагизме и социальной значимости. Гриммельсгаузен написал также два «галантных» романа на псевдоисторические темы: «Дитвальд и Амелинда»(1670) и «Проксимус и Лимпида» (1672), которые, в отличие от других произведений, опубликовал под своей настоящей фамилией. Создал он и два «библейских» романа: «Добродетельный Йосиф»(1667) и его своеобразное продолжение «Музай» (ок. 1670)- о слуге Йосифа, наделенного чертами пикаро. Но не эти романы, а «Симплициссимус» обессмертили Гриммельсгаузена, поскольку лишь в нем писатель обратился к общечеловеческим этическим проблемам и поискам морального оправдания бытия.

Все для школы: темы сочинений, разработки уроков. Изложения и пересказы сюжетов. Конспекты уроков и поурочное планирование. Сценарии, диктанты и контрольные для проведения уроков.

Учебные пособия и тематические ссылки для школьников, студентов и всех, занимающихся самообразованием

Сайт адресован учащимся, учителям, абитуриентам, студентам педвузов. Справочник школьника охватывает все аспекты школьной программы.