Реклама


Объявления

Статьи Брюсова

Брюсов в зрелую пору своего развития, то есть с 1898—1900 годов, со всей присущей ему страстью и волей прокладывал путь в большой мир современной действительности, в «столицу жизни новой». Он мечтал создать поэзию монументального стиля, поэзию для всех, общезначимую, обращенную к «граду и миру». Это приобщение к большой действительности выражалось в проникновения ее в поэзию Брюсова, в установлении лирической связи поэта с миром. Но уродства, серость и пошлость буржуазно-мещанского строя жизни не могли не вызывать в Брюсове презрения, сопротивления и отталкивания. На этом противоречии, проявляющемся в живом контакте с наличной действительностью и в чувстве несовместимости с нею, и строилось творчество Брюсова.

Укрепившиеся связи Брюсова с окружающей его жизнью, достигшей в этот период истории высокого напряжения и накала, являлись для него как бы изначальной данностью, одной из главных предпосылок его миропонимания и важнейшим фактором, определившим его позицию. Вся широта и пафос литературной деятельности Брюсова, вся безудержная, стремительная экспансия его в мир и в мировую культуру обусловливаются именно этим фактором. Прямое отношение ко всему этому имеет и та перестройка, которую Брюсов осуществлял в своем творчестве на рубеже двух столетий.

В своих книгах — сборниках начала века — Брюсов отошел от многих крайностей мировоззрения и поэтики 90-х годов.

Творчество авторов-символистов прошлого и нового столетий с характерной для них «странностью» и изысканностью представилось Брюсову не в меру уединенным, камерным, эзотерическим и уже не привлекало его с прежней силой. Изменился самый рисунок, самый разворот поэтического мира Брюсова.

Это сказалось прежде всего на его литературной ориентации. Брюсов сохранил верность большинству из тех авторов, которые влияли на него в предшествующий период, но значительно расширил круг этих авторов. В его зрелом творчестве можно различить связи с такими поэтами, как Тютчев, Фет, Баратынский, Верхарн, Гюго, Бодлер, Верлен, даже Хомяков. Но с особенной настойчивостью и сознательностью Брюсов пытался ориентироваться на Пушкина. «У нас всегда останется общим, — писал он в 3904 году, — восторг и преклонение пред божественной поэзией Пушкина, пред ее чистыми красками и чистыми звуками. Моя поэзия родилась от Пушкинской в той же мере, как мы родились в раю...»2 И несколько позже: «„Выбери себе героя — догони его, обгони его", — говорил Суворов. Мой герой — Пушкин. Когда я вижу, какое количество созданий великих и разных набросков, поразительных по глубине мысли, осталось у него в бумагах ненапечатанными, — мне становится не жалко моих, неведомых никому, работ. Когда я узнаю, что Пушкин изучал Араго (французский физик), Аламбера, теорию вероятностей, Гизо, историю средних веков, — мне не обидно, что я потратил годы и годы на приобретение знаний, которыми не воспользовался».

Широте содержания брюсовского поэтического мира соответствовало устремление поэта к синтетической широте творческого метода. Как мы увидим далее, в его поэтике можно различить по крайней мере три основных взаимодействующих — то сливающихся, то расходящихся тенденции, которые в целом и создают своеобразие его художественной системы.

Все для школы: темы сочинений, разработки уроков. Изложения и пересказы сюжетов. Конспекты уроков и поурочное планирование. Сценарии, диктанты и контрольные для проведения уроков.

Учебные пособия и тематические ссылки для школьников, студентов и всех, занимающихся самообразованием

Сайт адресован учащимся, учителям, абитуриентам, студентам педвузов. Справочник школьника охватывает все аспекты школьной программы.