Реклама

Объявления

Художественное мастерство Шолохова

Касаясь вопросов художественного мастерства, Шолохов заявлял, что «лозунг  реализма избавил писателей от горячих и порой ненужных дискуссий о творческом методе. Теперь от писателя требуется одно — работать». Неоднократно указывал Шолохов и на необходимость «исключительно вдумчивого, глубокого изучения материала». Он считает, что писатель должен быть органически связан с социалистической действительностью. Только тогда он сможет правдиво отразить ее в художественном произведении. Особое внимание Шолохов обращал на необходимость четкого выражения в литературе патриотических идей. «Чувство родины, — говорил он, — великая штука, товарищи! Этим чувством должно быть пронизано каждое произведение писателя».

В конце 1934 года Шолохов снова выехал за границу. Будучи   в Швеции, Дании, Англии, Франции,   писатель рассказывал об успехах советского искусства, разоблачал клевету буржуазной печати о Советском Союзе. Остановившись в Стокгольме всего на несколько дней, Шолохов выехал в Данию. 3 января 1935 года он сделал в Копенгагене доклад о современной советской литературе. Присутствовавший на этой встрече Мартин Андерсен Нексе тепло приветствовал Шолохова, как «представителя литературы великой Советской страны». Шолохова приветствовали известные профессора литературы Лондонского университета и Британской академии художеств, дружеский характер носила его встреча с французскими литераторами. Особенно дороги были для Шолохова часы бесед с писателем-коммунистом Жан Ришар Блоком.

Вера Кетлинская, побывав у Шолохова в 1934 году, сообщала: «Ближайший год писателя будет напряженным: Михаил Шолохов в данное время кончает последний том «Тихого Дона» и рассчитывает до конца года написать окончание «Поднятой целины».

Письма Шолохова также свидетельствуют о той напряженной работе, которая велась в это время над последней частью «Тихого Дона». «Последнее время, — рассказывал писатель в июне 1934 года, — я почти одновременно работал над четвертой книгой «Тихого Дона» и второй книгой «Поднятой целины». Работа над ними уже почти закончена. Это, естественно, не означает, что я могу сейчас же сдать оба романа в печать. Отнюдь нет. Отложив на время «Поднятую целину», в настоящее время я засел за окончательную отшлифовку «Тихого Дона».

К осени 1935 года четвертая книга, как сообщал писатель, была уже написана и неоднократно перерабатывалась по отдельным главам. «План всей вещи, рассказывал Шолохов, — был задуман мной еще до написания первой книги «Тихого Дона». С этого времени он не подвергался существенным изменениям. В процессе работы варьировались лишь некоторые детали плана и композиции отдельных сцен». Правда, намечались различные варианты завершения судеб героев, но Шолохов отказался от них и уже в 1935 году твердо определил пути главных героев и их судьбы, которые остались неизменными до полного опубликования романа. Уже тогда Шолохов сообщал, что «Пантелей Прокофьевич в четвертой части романа умирает» «своей нестрашной смертью», а Аксинья «останется живой до последней главы». Григорий Мелехов, который в конце третьей книги командовал повстанческой дивизией под станицей' Вешенской, будет оттуда «наступать на север, примерно на Балашов, а потом ему суждено вместе с белыми а)рмиями откатиться до Новороссийска». Ясен был путь Григория и в восьмой части: «после разгрома белого движения на юге и конца вооруженной борьбы на Дону казак Мелехов попадает в Красную Армию и в отрядах Первой Конной совершает поход на польский фронт».

Судя по этим сведениям,; Шолохов предполагал рассказать в специальных главах об этом периоде в Григория Мелехова, но в процессе работы он отказался от излишних подробностей и ограничился кратким сообщением Прохора Зыкова о службе Григория в Первой Конной и об участии его в боях с белополяками. Возможно, что главы, связанные с этим периодом жизни Григория, оказались среди страниц, не опубликованных писателем. Заявляя, что Григорий Мелехов «еще побывает в банде», Шолохов подчеркивал: «у Мелехова очень индивидуальная судьба, и в нем я никак не пытаюсь олицетворить середняцкое казачество. От белых я его, конечно, оторву, но в большевики превращать не буду. Не большевик он».

Это свидетельство писателя чрезвычайно интересно. Оно позволяет правильно понять ненависть Григория Мелехова к белому офицерству и стремление писателя заострить эту черту. Григорий все больше уходит от белых, сознавая неизбежность их гибели, но не может понять правду, за которую борются большевики.

В связи с этим Шолохов решил четко противопоставить Григорию Мелехову фигуру последовательного борца за социализм из среды казаков. «Из большевиков в четвертой книге выделится Михаил Кошевой, — рассказывал Шолохов, — я выдвину его с заднего плана и сосредоточу на нем больше внимания...» .

В лице Кошевого писатель создал типический образ представителя трудового казачества, нашедшего правильный путь в революции. Политически выросший в борьбе, Кошевой, сталкиваясь   с Григорием,   проявляет вполне   понятную   настороженность     и   принципиальность.

Шолохов противопоставляет Мелехову не только фигуру отдельного представителя народа. Писатель рисует казачьи массы, постепенно преодолевающие сложные Противоречия. Казаки возвращаются в родные места, начинают полевые работы, выбирают ревкомы. Прослеживая закономерный переход казачества, желающего мира и труда, в лагерь революции, широкий размах народной борьбы за Советскую власть, Шолохов стремился показать одновременно «окончательный разгром белого движения на Дону».

Работа над романом не прекращалась даже в летние месяцы 1936 года. «Сейчас, не глядя на жару, — писал Шолохов И. Островскому, — начал работать. Сижу, обливаюсь горьким потом и с вожделением поглядываю на Дон. По совести говоря, работать в такую дикую погоду нет ни малейшего желания». Напряженно работает Шолохов и в сентябре, а в октябре сообщает Н. Островскому, что он «снова за столом», трижды «перекрывает нормы». Лишь на некоторое время в конце года писатель выезжает в Москву для встречи с прикованным к постели Николаем Островским.

Четвертая книга оказалась для писателя самой трудной, она подводила итог его многолетней работы. Особенно беспокоили писателя финальные сцены. Стремясь проверить себя, Шолохов решил в это время собрать новый дополнительный материал, относящийся к концу романа. «Много езжу по станицам, — рассказывал он, — и все исключительно с одной целью — перепроверяю уже написанное».

В 1937 году Шолохов сдал в «Новый мир» лишь седьмую часть «Тихого Дона», задержав публикацию последних завершающих роман страниц еще на два года. Это решение   можно   объяснить   повышенной   взыскательностью писателя к своему творчеству. С годами расширившийся идейный кругозор художника, углубленное и более зрелое, чем в годы работы над первыми книгами, понимание истории — все это требовало особенно тщательной работы над той частью романа, которая сводила воедино написанные ранее книги.

Все для школы: темы сочинений, разработки уроков. Изложения и пересказы сюжетов. Конспекты уроков и поурочное планирование. Сценарии, диктанты и контрольные для проведения уроков.

Учебные пособия и тематические ссылки для школьников, студентов и всех, занимающихся самообразованием

Сайт адресован учащимся, учителям, абитуриентам, студентам педвузов. Справочник школьника охватывает все аспекты школьной программы.